Казахстанские бизнесмены просят равных условий с поставщиками из Узбекистана

В Узбекистане казахстанские товаропроизводители уплачивают НДС в 15%, а в Казахстане – 12% 

4 декабря 2020 года
    

Предприниматели Казахстана просят о зеркальных мерах при экспорте в Узбекистан, передает LS.

Сенатор Даурен Адильбеков в ходе парламентских слушаний назвал основные проблемы, с которыми сегодня сталкивается бизнес.

"Значительное влияние на динамику развития МСБ оказывает фискальная политика. Приведу пример одного предпринимателя: на его взгляд, барьером для роста казахстанского экспорта в соседний Узбекистан являются акцизные налоги, установленные на ввозимые товары. Сегодня по 96 товарным позициям существуют акцизные налоги от 5 % до 50 % от таможенной стоимости. В то время как в Казахстане на товары из Узбекистана аналогичные акцизные налоги не установлены", – сказал он.

Наряду с этим при экспорте в Узбекистан казахстанские товаропроизводители уплачивают НДС в размере 15%, тогда как в Казахстане ставка НДС составляет 12%, сравнил депутат.

"Представители бизнеса ставят вопрос об установлении зеркальных мер по отношению к товарам, импортируемым из Узбекистана, либо возможности возмещения казахстанским экспортерам затрат на акцизные ставки при экспорте в Узбекистан. Содействовать развитию внешнеэкономической деятельности страны могут также меры по упрощению процедуры включения в реестр поставщиков путем интеграции портала CТ-KZ (сертификаты о происхождении товара формы СТ-1 (для экспорта) и СТ-КZ (для внутреннего обращения)) с порталом госзакупок и индустриальным сертификатом. Сегодня, по информации представителей бизнеса, эта процедура занимает от 20 до 30 дней", – отметил он.

Еще одной проблемой, по словам Адильбекова, является громоздкая налоговая отчетность и значительная нагрузка.

"Сегодня бизнес предоставляет 639 видов отчетности, и отдельно – финансовую, налоговую, статистическую. Безусловно, такая громоздкая система представляется проблемой для предпринимателей. Налоговый учет достаточно сложен и специфичен для широкого понимания. Это ведет к налоговым ошибкам, штрафам и взысканиям. Даже патентная и упрощенная системы налогообложения требуют от субъектов бизнеса увеличения штата и включения в него бухгалтера или налогового специалиста", – пояснил он.

В целом современная структура налоговой системы является негибкой и "плоской", считает депутат.

"В связи с этим необходимо сократить и облегчить налоговую отчетность. Весьма актуальным является переход на осуществление выплат в электронном формате, используя, например, смартфон", – предложил он.

Следующей проблемой, по мнению сенатора, является низкий охват кредитования банками второго уровня субъектов МСБ.

"Во-первых, причиной этого являются высокие процентные ставки кредитов. В банках обслуживается около 30 тыс. заемщиков из числа МСБ, что составляет всего 2,5% из всех действующих. Принятая мера господдержки бизнеса в виде субсидирования процентных ставок до 6% годовых по всем действующим кредитам не обеспечила достаточного охвата предприятий. Без участия государства банковский сектор практически не кредитует малый и средний бизнес", – отметил Адильбеков.

Так, по его информации, доля кредитования банками второго уровня субъектов МСБ без участия государства в 2020 году составила всего около 19%, или пятую часть.

"Банки получают выгоды от участия в госпрограммах льготного кредитования, увеличивая количество кредитуемых предпринимателей и снижая кредитный риск. Они не мотивированы на кредитование малого и среднего бизнеса. Во-вторых, предпринимателям невыгодно брать кредиты на тех условиях, какие предлагаются банками, так как по ним нет отсрочки. Для реализации любого бизнес-проекта необходимо определенное время, а выплаты необходимо осуществлять через месяц после его получения. Обращаясь к международной практике, можно привести пример Китая, где кредитование малого бизнеса осуществляется с отсрочкой на пять лет", – сказал он.

Таким образом, пока рынок ходит по "замкнутому кругу", считает депутат.

"Бизнесу нужны кредиты. Для этого Нацбанку следует снижать уровень базовой ставки. Однако Нацбанк считает, что это приведет к росту инфляции. В то же время для дальнейшего снижения нынешнего уровня инфляции ведомство предлагает правительству диверсифицировать экономику, заняться импортозамещением, а для этого опять таки нужны доступные кредиты. Нацбанку и правительству необходимо выработать конструктивные меры для выхода из этого круга", – подчеркнул он.

В-третьих, по словам сенатора, не все субъекты МСБ могут получить кредиты с субсидируемой процентной ставкой, а только пострадавшие сектора экономики.

"На наш взгляд, необходимо проанализировать долю и оценить потери каждой отрасли отдельно и экономики в целом, связанные с коронавирусом. На основе этого – актуализировать перечень пострадавших отраслей экономики. Считаем необходимым рассмотреть вопрос создания приемлемых для микробизнеса условий кредитования, смягчить доступ к мерам господдержки", – предложил он.

Еще одной проблемой для бизнеса стало введение карантинных мер, продолжил Адильбеков.

"По официальным данным, с 1 марта по 1 ноября текущего года ликвидировано 57 тыс. субъектов МСБ, из них в категории микробизнеса – 99 % (56,4 тыс.). Вопросы вызывает и сам механизм ограничения деятельности. Вот несколько примеров, которые нам приводили предприниматели. Так, ограничили междугородные автобусные перевозки. В то же время люди перемещаются на легковых машинах от пяти до 15 человек, есть воздушные и железнодорожные сообщения. Однако автоперевозки закрыты, хотя они выполнили все санитарные требования по загруженности и социальной дистанции", – сказал он.

Другой пример: ограничения работы кинотеатров, хотя они выполнили 18 требований межведомственной комиссии, возмутился депутат.

"Ограничение деятельности объектов предпринимательства негативно отражается на экономике в целом. Когда вводили режим пандемии, система здравоохранения и население не были готовы к борьбе с COVID-19. Сейчас население обеспечено масками, лекарствами, решены вопросы с койко-местами, определились с протоколом лечения. И бизнес спрашивает: теперь только ли предпринимательская деятельность является причиной распространения заболевания? Бизнес предлагает определить порядок ограничения своей деятельности, утверждаемый постановлением правительства. Он должен содержать сроки, условия, период карантина, перечень субъектов, необходимые меры для обеспечения безопасности", – считает он.

По словам сенатора, следует также учесть и региональную диспропорцию.

"Значительное количество субъектов функционирует в городах Алматы, Нур-Султан, Туркестанской и Алматинской областях. Алматы и Нур-Султан обеспечивают 46% продукции, произведенной МСБ, и являются донорами бюджета. В связи с этим порядок ограничения функционирования объектов предпринимательской деятельности в период карантина для указанных регионов должен содержать, возможно, иные условия, чем для остальных регионов и городов", – резюмировал он.

Ранее сообщалось, что в Казахстане за три года кредитование малого и среднего бизнеса сократилось на 22%. При этом ранее мажилисмены потребовали сократить штрафы бизнеса на 50% за нарушение карантинных ограничений. Напомним, что президент Касым-Жомарт Токаев подчеркнул, что  незаконные помехи бизнесу будут рассматриваться как тяжкое преступление

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.