ЕНПФ необходимо передать в частные руки на жестких условиях

Нацбанк должен проработать критерии по структуре инвестиционного портфеля степени рисков активов ЕНПФ.

4 декабря 2015 года
    

Национальный банк уже в I квартале 2016 года планирует разработать правила по передаче пенсионных активов в частные руки. О том, какие изменения могут произойти и на что необходимо потратить накопления, LS рассказал заместитель председателя правления Народного банка Марат Альменов.

 В понедельник президент озвучил очередное послание, отдельный блок которого посвящен финансовому сектору. В частности, говорилось о выводе Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) из-под управления Нацбанка и стресс-тестировании банков по неработающим кредитам. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Наш банк поддерживает инициативу передачи пенсионных активов. Под частным управлением подразумеваются либо казахстанские, либо международные компании. Не исключен какой-то микс. На мой взгляд, это может быть наподобие IPO или приватизации.

А вот стресс-тестирование для банков, наверное, не ново. Это ужесточение мер. В последние два-три года вы наблюдаете процесс слияния банков: некоторые международные банки уходят, некоторые сливаются. Мы думаем, что так будет  происходить и дальше, и если какие-то мелкие банки не справляются со своими обязательствами, они объединятся.

– Как вы думаете, частные компании справятся с управлением активов ЕНПФ?

– Я согласен, что должны быть жесткие ограничения. В послании сказано, что средства пенсионного фонда не должны направляться на развитие бизнеса, а должны работать, чтобы остаться в целости и сохранности. Это не обязательно должны быть только госбумаги. Я думаю, Нацбанк сейчас прорабатывает ряд критериев, как должен складываться инвестиционный портфель, какая должна быть степень рисков активов, во что можно вкладывать, а во что нет. Вполне возможно, что деньги будут вкладываться и в международные бумаги. Должны быть правила игры – критерии, уровень срочности, некие механизмы гарантии.

 Народный банк планирует выкупать активы?

 Мы пока не знаем, каким будет процесс передачи активов.

 Но готовитесь?

 Вернуть себе свой пенсионный фонд? Речь не идет о том, чтобы вновь создать пенсионные фонды. Это будет, условно говоря, приватизация и передача управления в частные руки. Может, будет, скажем, пять собственников по 20%, чтобы создать некое распределение полномочий. Это только мои предположения. Но мы надеемся, что Нацбанк уже в I квартале следующего года озвучит все нюансы.

 Как думаете, насколько уменьшится число банков после проведения стресс-тестирования?

– Незначительно, не меньше 30-33 банков останется. (На сегодня в Казахстане действует 35 банков - прим. LS)

– Народный банк планирует еще выкупать фининституты?

– Пока таких планов нет.

– Как продвигается программа дедолларизации?

– В принципе тенденция дедолларизации наблюдалась до начала корректировки курса, мы это видели и по динамике. Но тут случилась девальвация, и не разовая, а в несколько этапов, ожидания населения были сильными. Все затормозили и начали наблюдать, на сколько еще подорожает доллар и опустится тенге. Все это мешало двигать программу дедолларизации. Нацбанк поднял предельные ставки по депозитам в тенге, доведя их до 10 млн тенге. Разница по предельным ставкам для населения существенная – 10% и 3%. Нижнюю границу не захотели опускать. Это сейчас обсуждается, кто-то из банков просит поднять по тенговым вложениям, кто-то по долларовым. Но, мне кажется, ни один из этих механизмов не даст пользы, а породит некий обратный эффект. В первую очередь нам нужно, чтобы стабилизировался курс тенге и восстановилось доверие населения. К тому же нацкомпании стимулируют держать свои счета в национальной валюте, от этого очень много зависит. И, конечно же, большую роль играет рынок. Ставки на межбанковском рынке меняются, были такие пиковые ставки, каких мы не видели давно.

– Как можно вернуть доверие к тенге?

– Нужно пережить этот этап, он может занять от шести месяцев до одного года. Есть примеры соседних стран. Та же Россия, где все – на уровне государства и каждого гражданина страны – отходят от доллара. Сделки в рублях, доллары покупаются только через обменные пункты банков – большая комплексная программа. Нам тоже надо стремиться к таким показателям. Национальный банк со своей стороны принимает существенные меры. Мы должны все вместе, во-первых, поверить в дедолларизацию, во-вторых, приложить к этому силы. Если мы одновременно бросим тенге и переведем накопления в доллары, что тогда со страной произойдет?

 А в какой валюте вы сами храните деньги?

– У меня пока кредит, тенговый. И зарплату я получаю в тенге.

– Как ведется работа по снижению проблемных кредитов? Успеваете ли по срокам, которые обозначил Нацбанк?

– Пока что мы чувствуем себя комфортно. Девальвация достаточно сильно отразилась на населении, видим, что качество портфеля стало ухудшаться, появились неплатежи, дефолты. Люди стали больше снимать, меньше обращаться за кредитами. Вся эта ситуация приводит к росту проблемных займов. Продление сроков – положительный момент и дает возможность всем банкам очистить свои портфели. Сейчас ждем закон о банкротстве физических лиц, который уже несколько лет обсуждается. На наш взгляд, появление подобного закона необходимость и верный шаг, поскольку если человек неплатежеспособен, то его  нужно объявлять банкротом. Как показала мировая практика, данная мера весьма эффективна.

– Очень часто на рынке поднимается проблема о доступе к тенговой ликвидности. Хватает ли вашему банку тенге?

– Все зависит от свободности и доступности тенге, от рынка и ставок. Не могу сказать, что ситуация очень хорошая или отличная. Конечно, наблюдается дефицит тенговой ликвидности. И в этом могут помочь крупные национальные компании, хорошие ставки фондирования Нацбанка. Емкость рынка тяжело назвать, нацкомпании обслуживаются во всех банках. Они держат свои средства, как правило, не меньше чем в трех банках. Но рынок большой. Поэтому необходимо вернуть доверие казахстанцев и компаний к тенге. Это очень большая задача и много факторов, которые на нее влияют. Даже рост цен на продовольственные товары, хлеб, бензин. Когда у банков будет свободный доступ к тенге, тогда проблема и будет решаться.

– Если оценивать проблему недостатка ликвидности по десятибалльной шкале, сколько бы вы поставили?

– Я бы поставил пять.

– Раньше ликвидность частично обеспечивал ЕНПФ. Теперь, когда его снова передадут в частные руки, нехватка станет более острой?

– Не знаю. Да, многим банкам, в том числе и нам, Единый пенсионый фонд предоставлял ликвидность. Есть обязательства – краткосрочные, долгосрочные. Но я не думаю, что со следующего года разом начнут отзывать ликвидность. Это планомерный процесс.

– Что изменилось и изменилось ли с приходом нового руководства регулятора?

– Слишком маленький период времени, чтобы понять, что поменялось. Но, мы считаем, что это все хорошие тренды и тенденции, с надеждой смотрим в будущее.

– Уже встречались с новым руководством Нацбанка?

– Да, он озвучил новые направления работы регулятора, и главное – это открытость и прозрачность Национального банка. Мы очень этому рады, потому что непрозрачные процессы заставляют задумываться и делать предположения, которые могут оказаться ошибочными. Например, когда мы не знаем причину быстрого роста ставок и то, каковы реальные ставки.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Последние новости:
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.