Впервые казахстанский бизнес выходит на краудфандинг

Новый для Казахстана вид поддержки стартапов местные бизнесмены планируют опробовать на американском рынке.

9 марта 2017 года
    

Казахстанские производители элитных часов Amir впервые в истории страны выходят на краудфандинговую площадку. О нюансах такого метода ведения бизнеса в интервью LS рассказал инвестор Адиль Нургожин.

- Адиль, расскажите, каким образом вы планируете заработать деньги на краудфандинге?

- Краудфандинг – это тот же казахский асар, только через интернет, он дает возможность бизнесменам обойтись без банковских займов и внешних инвестиций. Мы, как стартап, планируем объявить предзаказ на наши часы 10 марта на американской электронной площадке Kickstarter. Мы будем первой компанией из Казахстана, кто будет размещать свой проект на этой известной площадке.

Механизм следующий: мы размещаем на этом сайте объявление о предзаказе на коллекцию часов, прикладываем описание и преимущества. Затем объявляем, что для их производства нам нужно собрать $20 тыс. К примеру, если человеку нравится продукт и он готов поддержать наши начинания, то он оставляет на сайте данные своей карточки для покупки. Когда кампания набирает необходимую сумму в $20 тыс., то со всех карточек клиентов автоматически списывается стоимость часов. Таким образом, стартапер получает деньги для оборота, производит товар и отправляет его по почте всем покупателям. Если заявленная нами сумма не набирается, то у покупателей, соответственно, ничего не списывается, все очень честно.

Там был такой интересный случай. Один американский стартапер выложил картинку картофельного салата – он похож на оливье только без огурцов. Это классический американский салат, рецепт которого знают все. В своем посте он написал, что хочет сделать такой салат и накормить всех покупателей. А дальше – если поддерживаете эту идею, то вышлите $1, а если перечислите $10, то вам большое спасибо. Народ там просто в шутку по $10 отправил, чтобы посмотреть: соберет ли эта идея заявленные деньги, изначально это была совсем незначительная сумма. В итоге продавец собрал $170 тыс., сделал салат и разослал всем по почте, все это обошлось ему в среднем в тысячу долларов, а остальное он забрал себе. Изначально это выглядело как шутка, но на этом человек заработал $160 тыс.!

Случались и такие истории, когда некоторые часовые бренды могли заработать там до $2,5 млн. Мы, конечно же, тоже очень амбициозные, но хотим начать с $20 тыс., потому что эта кампания первая и мы хотим, чтобы она прошла успешно. Наша задача – создать успешный прецедент, чтобы за нами туда пошла плеяда наших отечественных стартаперов для тестирования своих бизнес-идей и продуктов, ведь сейчас на Kickstarter даже такой страны, как Казахстан, не предусмотрено.

- Как вы думаете, возможно ли создать в Казахстане такую площадку, как Kickstarter, для местных стартапов?

- Идея краудфандинга в целом не нова для Казахстана. Мы видим, что подобные площадки создаются, однако там собрать существенные суммы пока не представляется возможным. Как мне кажется, сейчас люди в стране не вполне готовы к краудфандингу для бизнес-стартапов, и надеемся, что благодаря нашему прецеденту мы сможем если не изменить, то хотя бы существенно повлиять на эту ситуацию.

Вместе с тем  мне видится,что подобные площадки были бы полезны для благотворительных целей по принципу асар. К примеру, этим могли бы заняться уважаемые люди, которые давно работают в данной сфере.

- Да, но одно дело собирать на благотворительность, а другое – на помощь в создании бизнеса…

- Да, это разные вещи. Поэтому нужно вначале это сделать как благотворительность, чтобы приучить людей к самому механизму краудфандинга. Со временем привести площадку к социальному предпринимательству, а потом уже к стартапам.

Можно, конечно, и сразу позиционировать ее как для бизнеса, но наши культура и сознание не позволят сделать такую площадку конкурентоспособной. Ведь нужно, чтобы платформа зарабатывала деньги, к примеру, Kickstarter удерживает комиссию от каждого собранного предзаказа и неплохо зарабатывает на этом.

Проблема в том, что в Казахстане сейчас никто ничего не знает о краудфандинге. Наша задача как первопроходцев донести до людей месседж о самой концепции этого механизма и его "фишках". Если человеку не жалко этих денег, то он закидывает их на поддержку стартапа и наблюдает, получится ли у бизнесменов заработать. К примеру, по предзаказу мы объявили стоимость своих часов $200, позже в ретейле они дойдут до $800. Но ведь в Астане и Алматы некоторые люди за один вечер тратят $200, а могли бы на эти деньги поддержать начинания бизнесменов.

- Расскажите подробнее об этих часах. Они выпускаются как казахстанские?

- Тест на качество, дизайн, идеи и инвестиции казахстанские. Используем швейцарские и японские механизмы самого высокого качества. Далее, мы сотрудничаем с разными мануфактурами из (США), Голландии и Китая в зависимости от сложности выполняемых работ и стоимости материала. В будущем по мере роста бизнеса мы планируем наладить финальную сборку часов в Казахстане.

Мы с другом, который живет в Майами, начали выпускать часы три года назад, запустили первую пробную коллекцию с названием "4 сезона" и продали ее буквально за полгода. Тогда мы и поняли, что это работает и нужно продолжать.

В целом было выпущено шесть коллекций по 200-300 штук в каждой, среди них мужские и женские, и все они довольно быстро расходились. За три года наши продажи выросли на 300%, основная часть продавалась через интернет – Facebook, Instagram, через ретейл работаем в Астане, Алматы и Шымкенте. В прошлом году экспериментально поставили свою продукцию в Бишкек и Ташкент, чтобы просто проверить спрос. Часы забрали в тот же день, уже было несколько продаж, и мы считаем, что там есть потенциал спроса.

На краудфандинговую платформу мы планируем выходить с коллекцией Nomad. Есть определенные риски, и мы не знаем, как поведут себя иностранцы на презентации, ведь в той части света о Казахстане практически ничего не известно, кроме имени Геннадия Головкина.

10 марта начнется кампания по продаже коллекции, ее дизайн отражает наследие номадов. Мы работали над ней 7 месяцев и привлекали к работе очень много людей – историков, культурологов, чтобы получить качественный товар. Корпус часов выполнен из титана, в середине на циферблате – казахский шанырак, по бокам узоры, кожа на ремне грубая, специально подобранная под старину. К часам прилагается чехол для путешествий. Титановый корпус исключает вмятины при падении, а сапфировое покрытие защищает от царапин.

- Сколько стоят такие часы?

- У нас часы из самой дешевой коллекции стоит порядка 60 тыс. тенге, то есть $200, причем их качество отличное, даем гарантию 2 года. Есть модели по $500-600, по $1,5 тыс., по $5 тыс. и по $10 тыс.

Для коллекции Nomad стоимость определена в $800, но первые два месяца по предзаказу часы будут стоить в районе $200. 

- Адиль, в целом вы позиционируете себя как инвестор. Скажите, тяжело ли им быть в Казахстане?

- Трудности есть, я пожалуюсь на количество хороших команд и проектов. В случае с часами сложилось так, что я своего партнера и друга знаю очень давно и доверяю ему. Но в Казахстане мало людей, с которыми можно было бы поработать.

Мне всегда нравились команды, работающие в e-commerce, такие как, к примеру, Choсolife. Они квалифицированные, амбициозные и могут расти на международных рынках.

К слову, за последние 5 лет в стартап-индустрии Казахстана много чего произошло. Раньше, когда я что-то говорил и предлагал, на меня смотрели как на лунатика и вообще не понимали, о чем речь. Затем через два года появились Choсolife, Ticketon, "Крыша" и "Колеса", начали появляться другие похожие проекты, все они работают без агашек и без банковских займов.

 

Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.