Казахстанские бизнесмены уходят в мясную отрасль

Для выхода на внешние рынки в сферу животноводства требуется $200 млн.

30 марта 2016 года
    

Сельское хозяйство Казахстана набирает популярность у отечественных предпринимателей. Особенно растущий интерес бизнесменов наблюдается в сфере животноводства. LS обсудил с главой мясного союза Максутом Бактибаевым возможности отрасли.

– Максут, действительно ли отечественные бизнесмены переориентировались на животноводство?

– Да, действительно, люди регулярно интересуются такими проектами. Бизнес не имеет ориентированности. Люди вкладывают деньги туда, где выгодно и благоприятнее конъюнктура. А у нас сельское хозяйство сегодня растет, и люди активно ищут точки входа – какие-то проекты, фонды. Есть два вида инвесторов: те, у которых есть сбережения, и те, которые активно развивают бизнес. И все они активно ищут точки входа. Первые ищут что-то типа фонда, который бы принимал и вкладывал их деньги в проект и управлял ими. А вторые хотят сами заходить в проекты.

– Почему этот бизнес привлекателен?

Бизнес – это ресурсы, технологии и рынок сбыта. Ресурсы у нас есть – это  пастбища, земли, люди. Технологии мы построили, скот завезли, репродукторы и откормочные площадки более-менее работают. Рынок сбыта тоже потихоньку открывается, причем долларовый. К тому же Россия под боком. Есть куда расти. Вопрос в инвестициях. Глобальные предпосылки для развития есть, конкуренции нет. Есть возможности для неограниченного роста, рынки сбыта – Россия и Китай – потребляют мясо миллионами, а мы сами производим около миллиона тонн мяса в год. Поэтому есть куда расти. Мы можем спокойно, не напрягаясь, удвоить рынок.

– Сколько казахстанских инвестиций было вложено в сферу животноводства?

– По моим подсчетам с 2009 года примерно около 300 млрд тенге казахстанских инвестиций было вложено в отрасль. Это кредиты, частные инвестиции, субсидии, наука.

Да, мы наблюдаем растущий интерес казахстанских инвесторов в эту отрасль. После недавно проведенного форума получили много откликов от заинтересованных казахстанских инвесторов. Единственное, им не хватает знаний – куда и как вкладывать, какие риски. Этот вопрос не такой быстрый.

А сколько еще нужно денег?

– По нашим подсчетам нам нужно еще $200 млн, чтобы выстроить свои мощности в ближайшие два года. Это то, что мы можем освоить. Я думаю, мы сможем собрать эту сумму. Конечно, в первую очередь мы хотим работать с отечественными инвесторами, чтобы не привлекать иностранный капитал. Если не получится, будем выходить на внешние рынки.

Какие еще есть рынки сбыта кроме Китая и России?

С учетом того, что наше производство не такое развитое, имеет смысл сконцентрироваться на одном направлении, нежели распыляться и идти в страны Персидского залива. По говядине мы видим Китай, по баранине тоже Китай и страны Персидского залива. Вопрос позиционирования нашей продукции в том, что она должна быть органически чистой.

Вопрос рынка сбыта зависит от цены, мы же бизнесмены, должны понимать, что от экспорта будем зарабатывать хорошие деньги. Там так просто не зайти на рынок, никто не ждет нас с распростертыми объятиями, надо доказать свою состоятельность, демпинговать, проводить маркетинг, исследования. Мы провели анализ и увидели, что там минимальная цена $5-$7 за килограмм. С учетом девальвации это стало очень и очень хорошей ценой для нас.

Смогут ли наши предприятия конкурировать на внешних рынках?

– Зависит от партнеров. Самостоятельно выходить на иностранные рынки, строить свои магазины, арендовать полки нецелесообразно. Можно кооперироваться с местными игроками, которые заинтересованы в нашей продукции. Мы активно ведем переговоры с китайскими компаниями.

И когда китайцы смогут увидеть наше мясо на прилавках?

– По срокам, если все хорошо пойдет, где-то к середине следующего года надеемся активно работать в Китае. Хотя отдельные предприятия могут и раньше выйти на рынке. Если китайская или иранская компания выйдет на предприятие в Актюбинской области или где-то еще и заключит с ними контракт на поставку 2 тыс. тонн мяса для своего ресторана, почему нет? Но массово мы планируем выйти позже. В этом вопросе спешка не нужна. Мы должны зайти на рынок Китая стабильно и качественно. Это же мировой рынок, нужно выглядеть достойно в глазах мирового сообщества.

– Сколько мы можем поставлять китайцам мяса?

– Китай потребляет примерно 8 млн тонн говядины в год, примерно в 20 раз больше чем Казахстан. А мы потребляем 400 тыс. тонн говядины. Хотя если соотнести население Казахстана и Китая и объемы употребляемого мяса, что мы потребляем примерно в четыре раза больше говядины, чем китайцы.

Наши натуральные ресурсы – пастбища, зерно, но не коровы – дают нам возможность производить до миллиона тонн говядины. В советское время мы производили 750 тыс. тонн. Удвоить имеющиеся объемы мы можем, но это не так просто. Нужно увеличить поголовье, но скот можно только купить. Естественный прирост составляет 3-5% в год. Быстрого скачка численности поголовья можно достичь только за счет покупки товарного скота. Вот здесь надо поработать. Раньше у нас люди возмущались, зачем правительство закупает скот, если своего хватает. А вот не хватает его. Если мы ходим производить мясо, надо увеличивать поголовье и закупать его. Здесь нет ничего страшного. 

myaso

 

 

 

 

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.