Непонятно, как Нацбанк собирается сдувать нотный пузырь

Несмотря на запуск программы, до настоящего времени достоверно неизвестен реальный уровень проблемных кредитов

16 ноября 2017 года
    

Еще в начале года в своем Послании народу Казахстана глава государства поручил восстановить стимулирующую роль денежно-кредитной политики.

Однако решительных шагов к смягчению денежно-кредитной политики не наблюдается.

За девять месяцев 2017 года инфляция составила 4,2% (в годовом выражении - 7,1%). При этом снижение темпов инфляции в большей степени связано с затуханием эффекта девальвации тенге.

На инфляцию определяющее влияние продолжают оказывать немонетарные факторы: стимулирующая фискальная политика, курс тенге и повышение цен на импорт, девальвационные ожидания, слабая конкуренция и торговые наценки.

Несмотря на это, Нацбанк продолжает сдерживать инфляцию высокой базовой ставкой (10,25%) и изъятием ликвидности, которая ограничивает кредитование и экономический рост. В начале октября 2017 года изъятие ликвидности Нацбанком через ноты и операции на открытом рынке составили 3,1 трлн тенге.

Стерилизуемая ликвидность фактически является отложенной инфляцией, и, непонятно, как Нацбанк собирается "сдувать" этот "нотный пузырь".

Такая политика приводит к стагнации кредитования.

На 1 октября 2017 года кредиты банков составили 13,2 трлн тенге и с начала года выросли всего на 4%. Учитывая инфляцию в 4,2%, такая статистика говорит о стагнации кредитования.

За январь-сентябрь 2017 года объем вновь выданных кредитов увеличился на 6,7%. Но этот рост связан с увеличением кредитования физических лиц в 1,5 раза.

На этом фоне кредиты юридическим лицам, которые составляют основу предпринимательства, сократились на 5,7%, или более чем 300 млрд тенге. Новые кредиты в сельское хозяйство снизились на 43%, в промышленность - на 38%.

Средневзвешенная ставка по кредитам в тенге, выданным в сентябре юридическим лицам, составила 13,1%. Для субъектов МСБ ставки по кредитам значительно выше.

Зачастую слабые темпы кредитования объясняются Нацбанком и многими экспертами отсутствием качественных заемщиков. Но качество заемщиков зависит от размера ставки: низкорентабельные предприятия не могут обслуживать кредиты по текущей ставке, но смогут при более низкой.

Другой причиной справедливо называется высокий уровень проблемных займов на балансе банков.

Как вы знаете, еще в июне этого года Нацбанком была принята Программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора.

Несмотря на запуск программы, до настоящего времени достоверно неизвестен реальный уровень проблемных кредитов.

По данным Нацбанка, на 1 октября 2017 года уровень NPL (неработающих займов с просрочкой свыше 90 дней) составлял всего 1,8 млрд тенге, или 12,7% от ссудного портфеля.

Сам Нацбанк признает, что реальный уровень проблемных кредитов скрывается банками за счет "чрезмерно оптимистичных подходов к стоимостной оценке и представления в учете сомнительных займов как стандартных".

По Bank RBK, согласно регуляторной отчетности Нацбанка, на 1 октября 2017 года проблемные кредиты с просрочкой 90 дней составляли всего 46 млрд тенге, или 6,4%.

Вместе с тем в рамках мер по оздоровлению Bank RBK речь идет о проблемных займах на 600 млрд тенге, что составляет более 80% всего ссудного портфеля.

По Delta Bank в феврале 2017 года, по данным Нацбанка, уровень NPL декларировался на уровне 0,5%, а сейчас это 99%.

Таким образом, без проведения оценки качества активов банков запущена программа оздоровления.

Из республиканского бюджета и Нацфонда было выделено 2,1 трлн тенге. Порядка 300 млрд тенге выделено собственных средств Фонда проблемных кредитов.

Еще 410 млрд тенге получат АТФ Банк, Евразийский Банк, Цеснабанк и Банк ЦентрКредит через приобретение Нацбанком субординированных облигаций.

Bank RBK в рамках участия в программе оздоровления также получит 240 млрд тенге.

В итоге только в этом году на банковский сектор государство уже выделило более 3 трлн тенге. Для сравнения, эффект от программы оздоровления ожидается на уровне 300 млрд тенге ежегодного роста выдачи новых займов.

Не проведение оценки качества активов объясняется Нацбанком отсутствием законодательных полномочий и требований для банков. Для преодоления этих ограничений регулятором предлагается переход на риск-ориентированный надзор и мотивированное надзорное суждение, механизм которого до конца непонятен.

Таким образом, текущая ситуация в регулировании банковской сферы может оцениваться как э̶т̶о̶ ̶ф̶и̶а̶с̶к̶о̶ недостаточно эффективная.

Рахим Ошакбаев, директор центра прикладных исследований "ТАЛАП"

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.