В Нацбанке нашли причины роста цен и ослабления тенге

В ведомстве ожидают снижения ВВП страны в 2020 году на 2-2,3%

8 сентября 2020 года
    

Господдержка может оказываться новым предприятиям на этапе становления, но не должна являться постоянным окном доступа к дешевым кредитам. Таким мнением поделился зампредседателя Нацбанка Акылжан Баймагамбетов, передает LS.

Представитель надзорного ведомства напомнил, что, согласно базовому сценарию, ВВП в 2020 году снизится на 2-2,3% из-за уменьшения внутреннего спроса и экспорта. Также в Нацбанке ожидают сокращения потребительского спроса. Это связано с ограничительными мерами по борьбе с пандемией, отрицательной динамикой реальных денежных доходов населения и негативной ситуацией на рынке труда.

Помимо этого, как отметил Баймагамбетов, уменьшение цен на нефть, сокращение экономической активности и прохождение пика строительства по расширению на ТШО, станут основными факторами снижения инвестиционной активности.

"Годовая инфляция по итогам 2020 года, по нашему обновленному прогнозу, будет формироваться до 8%, то есть вблизи нижней границы ранее объявленного диапазона 8-8,5%. В то же время слабая динамика реальных денежных доходов населения и ожидаемое снижение цен на мировые продовольственные товары будут ограничивать рост инфляции в 2020 году. К концу 2021 года инфляция замедлится к верхней границе целевого диапазона 4-6%. Вместе с тем более существенное замедление инфляции будет ограничено высоким дефицитом республиканского бюджета в 2021 году и некоторым повышением внешнего инфляционного фона по сравнению с 2020 годом", – подчеркнул он.

В то же время зампредседателя Нацбанка уточнил, что, кроме базового сценария, рассматривает и альтернативные варианты. Так, пессимистический включает в себя снижение цен на нефть до $30 за баррель в 2021 году на фоне роста мировых запасов нефти из-за ухудшения ситуации с COVID-19 и/или увеличения ее предложения. Реализация данного сценария негативно отразится на экономике Казахстана, приведет к сокращению экспорта, сжатию внутреннего спроса, а через эффект переноса обменного курса на потребительские цены – к ускорению инфляции. В результате в 2021 году рост ВВП Казахстана будет ниже, чем при базовом сценарии, а инфляция будет находиться выше целевого коридора 4-6%.

Кроме того, негативная динамика течения коронавируса может стать причиной нарушения поставок продукции как из-за рубежа, так и внутри страны, и соответствующего роста цен.

"Политические и экономические разногласия между развитыми и развивающимися странами могут повлечь отток капитала из последних и привести к ослаблению их валют, в том числе и тенге. В этом же поле находятся экономические риски, возникающие из-за нарастающей санкционной риторики и происходящих внутриполитических событий у наших соседей по ЕАЭС. Данные факторы наряду с возможным сильным влиянием фискального стимулирования в 2021 году могут привести к ускорению инфляционных процессов", – отметил Баймагамбетов.

Он также рассказал о барьерах, которые ограничивают влияние денежно-кредитной политики. По мнению зампредседателя Нацбанка, одним из ключевых вызовов на текущем этапе является усиление процентного канала со снижением эффекта валютного канала.

"Высокая степень влияния обменного курса на внутреннее ценообразование связана с несбалансированной структурой экономики, относительно высокой импортной составляющей в инфляции, особенно по непродовольственным товарам. Недиверсифицированный экспорт повышает подверженность экономики к внешним шокам и отражается на стоимости национальной валюты. Как следствие, часть экономических субъектов продолжают отдавать предпочтение иностранной валюте как средству сбережения. Поэтому, несмотря на снижение долларизации депозитов с максимального 70% в конце 2015 года до текущих 39,5%, ее уровень остается неустойчивым. Это снижает эффективность денежно-кредитной политики, так как изменение базовой ставки оказывает ограниченное влияние на сберегательные и инвестиционные решения в экономике вследствие относительно невысокой тенговой денежной массы, на которую оказывается воздействие через инструменты денежно-кредитной политики", – пояснил он.

Еще одним фактором является субсидирование ставок. В этом случае эффективность процентного канала также ограничивается следующими двумя факторами:

- во-первых, это существование в отличие от базовой ставки альтернативной стоимости заемных ресурсов в экономике. Существующие госпрограммы в основном направлены на субсидирование ставок вознаграждения по кредитам. За 2015-2019 годы в рамках различных программ развития и поддержки экономики через субсидирование было прокредитовано договоров на 4,3 трлн тенге. Такой механизм искажает определение справедливой стоимости ресурсов на кредитном рынке, снижая действенность процентного и кредитного каналов и оседая в банковской системе в виде профицита ликвидности.

Поэтому стимулирование роста экономики через госпрограммы требует пересмотра действующих механизмов поддержки с переориентацией их целей и задач. Программы, которые не доказали свою эффективность, должны быть прекращены. Государственная поддержка может оказываться новым предприятиям на этапе становления, с соответствующими встречными обязательствами, но не должна являться постоянным окном доступа к дешевым кредитам, считает Баймагамбетов.

- во-вторых, это влияние краткосрочных ставок на ставки долгосрочных инструментов. В последние годы рынок ГЦБ характеризовался низкой ликвидностью и недостаточной активностью рыночных игроков на вторичном рынке, что сдерживало формирование рыночной безрисковой кривой доходности, которая должна служить ориентиром по доходности на долгосрочный период. В этих условиях полноценное функционирование трансмиссии денежно-кредитной политики через долговой рынок было затруднительным.

По данным Баймагамбетова, в текущем году Минфин внес коррективы в график выпуска ГЦБ на 2020 год, увеличив объем выпусков ценных бумаг сроком от 1 года до 3 лет на 1 трлн тенге. Это запустило процесс активизации рынка государственных ценных бумаг министерства финансов, что позволит расширить участников рынка капитала и сделать шаг в построении рыночной кривой доходности, что также будет способствовать трансмиссии денежно-кредитной политики, то есть передачи ее сигналов в экономику.

Помимо этого, зампредседателя Нацбанка прокомментировал возможность снижения базовой ставки. Текущий ее уровень - 9%.

"Это значение в реальном выражении, то есть за вычетом ожидаемой инфляции, находится в стимулирующей зоне 1-1,5%. Напомню, что оценка нейтрального уровня реальной базовой ставки – 3-3,5%. Это уровень, при котором ставки в экономике нейтральны для выпуска. Таким образом, в настоящий момент Национальный банк проводит стимулирующую политику, оказывая поддержку экономике не только в рамках целевых программ, но и инструментами денежно-кредитной политики, одновременно учитывая риски рынка, что очень важно в кризисный период. Сейчас, устанавливая уровень базовой ставки, необходимо думать о рисках инфляции в 2021 году. В настоящий момент потенциал снижения ставки ограничен проинфляционными рисками и нахождением реальной ставки в стимулирующей зоне при существенном фискальном и квазифискальном импульсе в экономике", – резюмировал он.

Ранее LS писал о том, что Нацбанк сохранил базовую ставку на уровне 9% годовых.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.