Выдержит ли казахстанская пенсионная система еще одну реформу – опрос

Эксперты перечислили риски, которые могут возникнуть при реализации сингапурской модели

25 ноября 2019 года
    

В Казахстане предложили новую модель пенсионной системы на основе опыта Сингапура. Профучастники, опрошенные LS, оценили возможности и последствия ее реализации.

Напомним, Центр стратегических исследований внес предложение о разделении пенсионных денег на три счета.

Аналитик AERC Евгения Пак уточнила, что в Сингапуре имеется только один пенсионный фонд, в котором средства распределяются на три индивидуальных счета (основной, медицинский и специальный). В Казахстане же функционируют три отдельные организации: ЕНПФ, ГФСС и ФСМС.

"Поднимая вопрос реформирования пенсионной системы по опыту Сингапура, важно учитывать реалии Казахстана и понимать социальные последствия, ведь подорванное к пенсионной системе доверие населения (которое и так не особо высокое) вернуть будет сложно. В частности, объединение всех трех фондов усилит социальное неравенство. Тот факт, что средства будут поступать от каждого гражданина на его индивидуальный счет, будет означать, что люди с высоким уровнем заработка смогут регулярно отчислять в этот фонд большие суммы и, соответственно, будут претендовать на более качественные медицинские услуги, смогут лучше застраховать себя от социальных рисков. А людям с низким заработком на уровне прожиточного минимума медицинские услуги окажутся просто не по карману", – отметила она.

По мнению Пак, Казахстан пока не готов к реализации сингапурского пути развития пенсионной системы.

"Более того, устранение ГФСС усилит нагрузку на государственный бюджет. Поскольку взносы в рамках сингапурской системы будут распределяться по индивидуальным счетам, социально уязвимые слои населения окажутся "за бортом". В этом случае государство либо должно быть готово к увеличению нагрузки на госбюджет, либо к увеличению социальной напряженности в случае отказа принятия ответственности за социально уязвимое население. Таким образом, в случае реализации данной реформы главными рисками станут рост социального неравенства и нагрузка на госбюджет. Поэтому, я считаю, что в Казахстане еще не сложились условия для введения такой системы", – подчеркнула представитель AERC.

Что касается готовности самих казахстанцев откладывать средства на несколько счетов, то, по словам Пак, в стране еще не решена проблема доверия к ЕНПФ. Это подтверждает тот факт, что часть населения укрывает некоторую долю доходов для уменьшения отчисления в фонд. Свою роль также сыграла ситуация с инвестированием пенсионных активов в Азербайджанский банк.

"В такой ситуации объединение всех фондов в один большой лишь увеличит долю населения, пытающегося укрыть если не все, то часть своих доходов от выплат в этот фонд", – пояснила она.

Помимо этого, Пак сомневается в том, что пенсионная реформа решит проблему обеспечения жилья за счет использования накоплений на ипотеку.

"Население имеет сложности с приобретением недвижимости не сколько в силу неумения накапливать, сколько в силу нехватки денежных средств. Поэтому, как может решить данный вопрос реформа пенсионной системы? Путем обязательного сбора с без того низких зарплат? По моему мнению, в ближайшее время эта инициатива навряд ли справится с проблемами обеспечения жильем. Поэтому к этому вопросу нужно подходить аккуратно, учитывая особенности нацэкономики, а не просто насаждая опыт развитых стран. Пока же Казахстан к этой модели не готов", – поделилась она своим мнением.

В свою очередь независимый экономист Александр Юрин добавил, что внедрение всевозможных зарубежных моделей в Казахстане всегда проводится в первую очередь в административно-распорядительном порядке и зачастую без детальной проработки вопроса. Поэтому он не исключает того, что государство попытается реализовать сингапурскую модель.

Также экономист не ожидает, что казахстанцы добровольно согласятся делать взносы из-за сравнительно низких доходов.

"В то же время пенсионная система, действующая в Сингапуре, предполагает обязательные пенсионные взносы как за счет работника, так и за счет работодателя. В том случае, если в Казахстане будет взята за основу сингапурская пенсионная модель, то взносы, скорее всего, также будут обязательными", – считает он.

Юрин сомневается в том, что новая модель принесет с собой существенные измененния.

"По факту львиная часть доходности активов, аккумулированных ЕНПФ, в последние годы приходилась на доходы от переоценки валютных активов на фоне ослабления тенге. Инвестиционный доход от размещения активов в пересчете на твердую валюту был небольшим. Крайне маловероятно, что рост обязательных взносов в пенсионный фонд увеличит качество управления активами, поэтому не стоит ждать каких-либо значимых положительных последствий. Кроме того, не стоит рассчитывать на быстрое решение жилищных проблем за счет использования сингапурского опыта, так как население не сможет откладывать значительные суммы в силу относительно низких доходов", – уточнил Юрин.

Аналитик инвестиционной компании EXANTE Андрей Чеботарев настроен скептически в отношении реализации пенсионной реформы по опыту Сингапура. По его мнению, ее, конечно, можно внедрить, но это займет от двух до четырех лет, если действовать быстро, однако эффективность в итоге все равно не гарантирована.

"Данная модель требует не только реформирования пенсионной системы, здесь речь о глобальной перестройке. Например, налоговая реформа, так как надо будет перейти на прогрессивную шкалу подоходного налога. В Сингапуре она составляет от 0% до 22% и в итоге может оказаться, что в Казахстане выпадет не 2% на среднюю зарплату, как хотят инициаторы, а те же 8-12%. Кроме того, требуется реформа страховой медицины, так как модель предполагает объединение фондов в один, и расширение полномочий Жилстройсбербанка, создание такого строительно-финансового монстра, который кроме всего прочего может разогнать цены на недвижимость", – перечислил он.

Чеботарев добавил, что данная модель может повысить доверие к пенсионной системе. Однако, если она "будет управляться также, как и сейчас, а национальная валюта будет слабеть, ничего не изменится".

Что касается создания строительного конгломерата на базе ЖССБ для решения жилищных проблем, то аналитик назвал слабые стороны этого предложения.

"Во-первых, все управление будет осуществляться из единого центра: один банк-оператор, один оператор-застройщик, это может создать предпосылке для коррупции. Во-вторых, это может разогнать стоимость жилья, еще больше надувая пузырь", – пояснил он.

Вместе с тем Чеботарев не исключает, что сингапурская модель может повторить опыт чилийской. По его словам, исход будет зависеть от решения самих казахстанцев – откладывать на пенсию или продолжать получать зарплату в конвертах.

"Любую модель постигнет участь чилийский, когда к определенному моменту выхода на пенсию суммы будет недостаточно, а значит начнутся протесты, упреки государства и трата государственных средств на пенсионеров. Систему делают и пользуются ею люди. В первую очередь требуется сделать так, чтобы население поняло: другой пенсии, кроме той, что они отложат себе сами, у них не будет", – объяснил он.

В Ассоциации финансистов Казахстана считают, что говорить о неуспешности казахстанской модели, построенной на основе чилийской модели, не совсем верно.

"Сейчас выходят на пенсию граждане, которые участвовали в накопительной системе 20 и менее лет, они также являются участниками и солидарной системы. То, что объем их накоплений недостаточный, объясняется небольшими отчислениями. 10% отчислений за 20 лет с доходов, которые сильно изменялись за это время, конечно, будут недостаточными. Даже при агрессивной инвестиционной стратегии прибыль не покроет рост доходов населения, который произошел за это время. В настоящее время в среднем пенсионные накопления граждан состоят из 50% взносов и 50% инвестиционного дохода", – пояснили в АФК.

Также в ассоциации подчеркнули, что выстраивать систему обязательных накоплений на покупку жилья нецелесообразно. Они напомнили, что государство уже реализует специальные программы льготного кредитования разных слоев населения.

"В настоящее время в ЕНПФ средние накопления составляют около 1 млн тенге. При этом вкладчики, которые осуществляли отчисления, накопили в среднем: женщины – 3 млн тенге, мужчины – 5 млн тенге. Этой суммы недостаточно для покупки жилья, так как после изъятия средств должны остаться средства на жизнь после выхода на пенсию. В случае, если будет применена сингапурская модель, то отчисления вкладчиков будут увеличены с 10% до 20%", – уточнили в АФК.

В то же время аналитик "Финама" Алексей Коренев считает, что у Казахстана нет ограничений для реализации любой зарубежной модели. Но для этого необходимо соблюдать ряд условий.

"Необходимо большое желание и соблюдение всех необходимых параметров, включая и временные, так как реализация пенсионных реформ требует очень жесткого соблюдения принятого графика. В противном случае любое затягивание сроков выльется не только в некорректную выполнение, но и, что более важно, потерю доверия со стороны населения. А в последнем случае идея будет обречена на провал, какой бы красивой она ни выглядела", – уточнил он.

Коренев также добавил, что копирование зарубежного опыта "с точностью до миллиметра" в принципе не получится.

"Каждая страна обладает своими особенностями, относящимися как к структуре экономики или механизмам работы государственных институтов, так и к национальному менталитету. Опять же многое будет зависеть от эффективности работы чиновников и специалистов, реализующих данную программу: при нерадивом отношении испортить можно все, даже, казалось бы, безупречно работающую программу. Но при успешной реализации задуманного пенсионные реформы должны дать в конечном итоге положительный эффект", – резюмировал он.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.