Казахстан так и не смог пока извлечь выгоду от ЕАЭС

Казахстанский экспорт в страны ТС-ЕАЭС в 2016 году достиг рекордного исторического минимума с 2010 года

23 мая 2017 года
    

Доклад "Евразийская экономическая интеграция – 2017", выпущенный Евразийским банком развития, заметно читабельней и объективней, чем аналогичные обзоры, выпускаемые Евразийской экономической комиссией.

Из доклада можно сделать как минимум четыре вывода об итогах ЕАЭС:

1. Казахстан так и не смог пока извлечь выгоду от ЕАЭС в виде роста экспорта. Наши $3,9 млрд взаимной торговли Казахстана со странами ЕАЭС в 2016 году выглядят малоубедительно на фоне $11,3 млрд торговли Республики Беларусь, ВВП которой составляет всего 37,5% от нашего.
Причем казахстанский экспорт в страны ТС-ЕАЭС в 2016 году упал до рекордного исторического минимума с момента создания Таможенного союза в 2010 году.

2. Конкуренция юрисдикций Евразийского экономического союза (ЕАЭС) не реализовалась. Компании отказались менять место работы в поисках более низкой налоговой нагрузки, как планировалось, а причиной этому стало активное участие властей в экономике.

Например, компании из России, где уровень налоговой нагрузки в 2008–2014 годах в среднем составлял 34% ВВП, теоретически могли переезжать в Казахстан с нагрузкой в 14%.
Однако, в 2013 году в Казахстане было зарегистрировано 10,7 тыс. предприятий с российским капиталом, в 2016 году их число выросло незначительно – всего до 11 тыс. Эти 11 тыс., среди которых в основном малый бизнес и импортеры – весомая часть иностранного бизнеса в Казахстане (всего в стране зарегистрировано 33 тыс. зарубежных компаний), но стабильной динамики роста нет.

Главным препятствием для конкуренции юрисдикций стала высокая доля участия государства в экономике.

По оценке ЕАБР:

- в Беларуси доля участия государства в экономике составляет 70-75%,

- в Казахстане – порядка 60%,

- в России - 70%.

Среднемировой показатель – всего 30–40%.

Таким образом, менять локацию практически некому. Компании с госучастием этого позволить технически не могут, а из оставшихся 30% такой возможности нет и у компаний с четкой географической привязкой. Остаются лишь 10% потенциально мобильного малого и среднего бизнеса.

3. Нетарифные барьеры. Сейчас на рынке ЕАЭС действуют более 450 таких препятствий.
"Около 80% из них относятся к категории допустимых договором о ЕАЭС (это так называемые изъятия и ограничения). Остальные же барьеры фактически не соответствуют нормам и правовому полю союза".

4. Госзакупки, то есть ориентация бизнеса на работу с государством и госкомпаниями.

В странах ЕАЭС объем госзакупок — $270 млрд в год. Почти столько же, сколько составляет общий объем экспорта ($300 млрд). Общий рынок госзакупок в Евразийском союзе существует, но он малодоступен для иностранных компаний, особенно малого и среднего бизнеса.

Подготовлено на основе отчета ЕАБР и статьи РБК.

eabr

eabr

eabr

Рахим Ошакбаев, председатель попечительского совета центра прикладных исследований "ТАЛАП"

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.