К чему приведет потеря независимости центробанками – мнение

5 ноября 2021 года
    

Генеральный директор AERC Жаныбек Айгазин рассказал о последствиях вмешательства властей в работу регулятора и потери независимости центробанков.

Важность баланса.

В любой структуре действует система сдержек и противовесов. Исполнительная власть балансирует с законодательной, правоохранительная – с судебной. В макроэкономике фискальная политика и монетарная уравновешивают и контролируют друг друга. 

Фискальная, за которую отвечает правительство, нацелена на устойчивый сбалансированный экономической рост. Он достигается с помощью налогов и бюджетных расходов, создавая точки роста и перераспределяя национальный доход. Эта политика имеет широкий арсенал инструментов и носит более долгосрочный период воздействия, так как расходы бюджета утверждаются на один-три года, а ставки налогов не могут меняться часто.

В свою очередь монетарная нацелена на достижение стабильности цен с помощью процентной ставки, резервирования и предоставления ликвидности. Она имеет краткосрочное воздействие на экономику с помощью процентной ставки, определяющей предложение денег в экономике. Это политика управления денежной массой – обеспечить то количество средств, которое в данный момент необходимо. Если денег в экономике станет слишком много, инфляция неизбежно будет расти, если мало – замедлится экономический рост. Таким образом, монетарная политика увеличивает и уменьшает спрос на ликвидность, влияя на уровень цен в экономике.

Пандемия и ее последствия: время для риторики о независимости центробанков.

В разгар пандемии экономическая активность была заблокирована из-за повсеместного введения карантина. В этих условиях правительства стран мира стали расходовать бюджетные средства для поддержания уровня доходов населения и бизнеса (фискальные стимулы). Развитые страны потратили в среднем 10% ВВП на эти цели. Центробанки же смягчали монетарные условия, давая дополнительную ликвидность рынкам.

Основным результатом широких фискальных стимулов и мягких монетарных условий в мире стал ускоренный рост общего уровня цен вследствие неудовлетворенного спроса. С продолжающейся инфляцией столкнулись как развитые, так и развивающиеся страны.

В последних все чаще стали высказываться мнения о вовлечении активов центробанков для роста благосостояния населения. Это начало попыток на автономность указанных структур в установлении процентных ставок на так называемый "грааль" центробанков.

Последствия вмешательства власти в деятельность центрального банка. Международный опыт.

Отсутствие баланса между двумя политиками (институтами) неминуемо ведет к серьезным негативным последствиям для экономики. Если исполнительная власть с целью получения дешевого финансирования бюджетных расходов просит регулятора уменьшить процентные ставки, то это способствует росту цен в экономике. Центробанк же в ответ на увеличение инфляции должен повысить процентную ставку. Это приводит к увеличению расходов бюджета на обслуживание долга. То есть получается замкнутый круг, где все проигрывают. В условиях инфляционного таргетирования не приемлемо вмешательство в деятельность центрального банка.

У центробанка одна единственная цель – ценовая стабильность. Для обеспечения сдерживания значительного роста цен в рамках конкретного коридора регулятор должен обладать автономностью в принятии решений.

Рассмотрим примеры центробанков развивающихся стран, таргетирующих инфляцию, где выражены тенденции по отказу от автономности – Турция, Бразилия и Индонезия.

Пример Турции, вероятно, войдет в учебники по макроэкономике в качестве того, что нельзя делать в монетарной политике. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, начиная с 2019 года, поменял уже четвертого главу ЦБ. В марте текущего года он уволил Наси Агбала за повышение ставок с 17% до 19% в ответ на рост инфляции до 16%. Действия Агбала высоко оценивалось рынками, и лира укреплялась. Сразу после его увольнения турецкая валюта обвалилась на 15%. Новый глава центробанка Турции не перечит президенту и уменьшает ставку процента в ответ на рост инфляции.

Между тем президент Бразилии Жаир Болсонару в этом году подписал закон, официально закрепляющий автономию регулятора. ЦБ Бразилии, имея этот мандат, начал резко поднимать ставки с 2% в попытке сдержать инфляцию. Сейчас она достигла 7,75%. Это, в свою очередь, привело к снижению темпов ВВП в I квартале 2021 года до 1,2% с 3,1% в IV квартале 2020 года, а во II квартале текущего года – к снижению на 0,1%. Болсонару сообщил Associated Press о том, что он сожалеет о подписании указанного закона. По его словам, если ВВП и дальше продолжит свое падение, то закон он, скорее всего, отзовет.

Вместе с тем Индонезия, которая провела значительную структурную перестройку после азиатского кризиса 1997-1998 годов, пытается сейчас объединить фискальную и монетарную политику. Правительство обязало центральный банк финансировать бюджет. Банк Индонезии должен будет купить долг правительства в течение 2021-2022 годов на $30,5 млрд в целях обеспечения дешевым финансированием мероприятий по борьбе с COVID-19. Какие последствия это принесет для денежного рынка и инфляции остается только догадываться, так как $15 млрд в год – это почти 8% госбюджета Индонезии.

Ситуация на постсоветском пространстве

В Кыргызстане депутаты Жогорку Кенеша (верховный совет) недавно рассматривали поправки в закон "О Национальном банке, банках и банковской деятельности", хотя финрегулятор выступал против них. Согласно им, легализуется финтех, не будет необходимости участия традиционных банков в осуществлении платежей, денежных переводов и покупки криптовалют.

Однако есть примеры, когда власти согласились с необходимостью автономности центробанка. Так, Верховная Рада приняла закон о независимости Нацбанка Украины с целью укрепления независимости регулятора. Законопроектом отменяется обязанность Нацбанка проводить консультации с правительством, а также поддерживать экономическую политику правительства. Также вносится изменение в бюджетный кодекс, согласно которому регулятор должен будет информировать правительство об ориентировочном прогнозе части прибыли к распределению, которая будет подлежать перечислению в госбюджет. Ранее ЦБ должен был подавать президенту, правительству и Верховной Раде прогнозы своих доходов, на основании чего Минфин рассчитывал доходы бюджета.

Инфляционное таргетирование как единственно верный (на текущий момент) выбор.

Казахстан в 2015 году перешел на режим инфляционного таргетирования. Первые результаты по достижению устойчивой инфляции в определенной степени были прерваны шоком пандемии. Доверие к данному режиму денежно-кредитной политики могут подрывать сторонники слишком мягкой монетарной политики. Они ссылаются на совершенно недопустимые для сравнения с Казахстаном страны, США и Европы, которые на протяжении последних 50 лет боролись с дефляцией, и где инфляционные ожидания самого населения ниже 2-3%.

Даже не имея большого опыта проведения инфляционного таргетирования, очевидно, как делать не нужно: яркий пример – Турция, где независимость центробанка была поставлена под удар ради краткосрочных политических выгод. Будучи подверженным давлению, центробанк Турции утратил авторитет и в глазах иностранных инвесторов.

Есть и удачные примеры, когда независимый центробанк поборол инфляцию. Россия в режиме инфляционного таргетирования смогла с 2015 года снизить уровень инфляции с 13% до 3% в 2019 году. Сегодняшняя политика ЦБ движется в фарватере макроэкономической теории – на рост цен он отвечает увеличением базовой ставки.

В настоящее время Нацбанк Казахстана придерживается режима инфляционного таргетирования. Он подотчетен президенту, но в пределах предоставленных ему законодательством полномочий независим в своей деятельности. Именно поэтому центробанк вправе принимать непопулярные решения по повышению базовой ставки для достижения цели по инфляции, несмотря на возможную критику.

С другой стороны, Нацбанк финансировал льготные программы кредитования экономики, которые создали опасный прецедент для всех рынков. Поскольку в рамках данной политики государство заменило собой частное ипотечное кредитование. В дальнейшем активное его участие на рынке ипотеки может способствовать сжатию активов банковской системы, приведет к значительному дисбалансу стоимости жилья.

Рынок должен определять цену сам, она не должна устанавливаться директивно. Вероятно, учитывая это, рамках принятой Нацбанком "Стратегии ДКП до 2030 года" было принято решение о выходе регулятора из данных программ в ближайшие два года.

В сегодняшних реалиях невозможно побороть продолжающийся рост инфляции только процентной ставкой. Казахстанская экономика отличается низкодиверсифицированной структурой и центробанку приходится бороться со значительным влиянием обменного курса на инфляцию. Процентный канал работает пока недостаточно эффективно. Причина – зависимость экономики страны от моноресурса (нефть и металлы).

В настоящее время необходимо сконцентрироваться на макроэкономической политике. Фискальная достигает сбалансированного устойчивого экономического роста путем перераспределения производимого в стране ВВП, а монетарная должна отвечать только за устойчивость цен. Вовлечение центробанка в процесс создания ВВП грозит дестабилизацией финансовой системы. Негативные последствия, в том числе снижение золотовалютных активов и девальвация, могут вернуть фиксированный курс. Именно поэтому центробанку важно быть независимым, чтобы попытки склонить к фиксированному курсу и созданию ВВП не имели успеха.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.