О том, что на самом деле происходит на денежном рынке

Экономист ответил на тезисы Рахима Ошакбаева

4 июля 2017 года
    

Материал подготовлен специально для LS  экономистом Айдарханом Кусаиновым.

Прочитал статью Рахима Ошакбаева, директора центра "Талап", "Как на самом деле работает денежный рынок" и удивился - описание ситуации не соответствует, а в большей части прямо противоречит действительности. Дабы у читателя не возникло неверное впечатление, считаю важным опубликовать свои комментарии и видение проблем финансового рынка страны. Я рассмотрю тезисы и утверждения господина Ошакбаева и приведу фактические данные из тех же источников, которые он использовал, чтобы читатель мог сам оценить реальную картину.

Основные выводы и утверждения рассматриваемой статьи. На основе анализа данных за период с апреля 2014-го по апрель 2017 года автор заявляет, что:

  1. Политика Нацбанка не работает, потому что:
    1. Дедолларизации не произошло, население продолжает вкладываться в иностранную валюту.
    2. Кредитование реального сектора стагнирует.
    3. Легализация стала основным источником увеличения депозитов физических лиц. Считать девальвацию источником роста этих депозитов – ошибочно.
    4. Основой роста депозитов юрлиц стали три крупнейших холдинга из квазигоссектора (КГС).
    5. Сильный КГС не сочетается с политикой инфляционного таргетирования. Три крупнейших холдинга владеют внушительной частью денежной массы и не работают на рыночных условиях, предпочитая административные решения.
    6. Главный источник длинных денег в Казахстане – средства Единого накопительного пенсионного фонда.

Рассмотрим теперь реальность.

Важным стартовым моментом для понимания происходящего на денежном рынке является факт резкого и принципиального изменения денежно-кредитной политики в ноябре 2015 года. Автор же, анализируя период с апреля 2014-го по апрель 2017 года, никак этот момент не оговаривает, неявно формируя мнение, что весь период действовала текущая политика. Доводы о том, что в статье была предпринята попытка рассмотреть ситуацию на более длинном периоде времени, несостоятельны. В таком случае для оценки текущей политики исследователь должен разделять периоды старой и текущей политик, но, как говорилось выше, автор этого не сделал.

Ниже приведены данные Нацбанка, использованные господином Ошакбаевым, с разделением периодов старой (розовый фон) и текущей (зеленый фон) политик Нацбанка. Понятно, что резкая смена политики не может произойти в один день – будет период определенной турбулентности и потрясений, соответственно, насыщенность зеленого фона нарастает постепенно.

Утверждение "Талап": Текущая политика не работает, потому что дедолларизации не произошло.

Вот факты: график доли валютных депозитов в общем объеме. Напомню, текущая политика – это зеленый фон. Неужели за время действия текущей политики дедолларизации не произошло?

0407

Утверждение "Талап": Население продолжает вкладываться в доллары и евро.

Ниже представлен график депозитов физических лиц. Очевидно, что в текущей политике население устойчиво продает валюту и накапливает тенге.

0407

Утверждение "Талап": Кредитование реального сектора стагнирует.

Посмотрим на динамику кредитования реального сектора экономики банками.

0407

После завершения переходного периода и входа текущей политики в рабочий режим мы видим устойчивый и довольно серьезный рост кредитования в тенге. Кредитование в долларах стагнирует, но это нормально и отвечает целям дедолларизации экономики.

Замечание: резкое падение кредитов в июне 2016 года объясняется отзывом банковской лицензии у БТА Банка – портфель проблемных кредитов оказался за рамками статистики. Последующий рост (июль- август), по-видимому, связан с переоформлением кредита от Казкоммербанка на уже небанковское учреждение БТА.

Утверждение "Талап": Легализация стала основным источником увеличения депозитов физических лиц. Считать девальвацию источником роста этих депозитов – ошибочно.

Легализация денежных средств происходила с января 2016 года по декабрь 2016 года. Девальвация произошла с августа 2015-го по январь 2016-го, когда курс достиг 380 тенге за $1.

Ниже приведена динамика депозитов физических лиц. 

0404

Из общего прироста депозитов за период с августа 2015-го по декабрь 2016 года в 3,7 трлн тенге, 2,7 трлн (73%) пришлось на девальвацию и 1 трлн (27%) – на период легализации. Утверждение "Талап" как минимум странно.

Резюме по анализу политики Нацбанка. Автор выбрал период с апреля 2014-го по апрель 2016 года, не предупредил читателя о принципиальном изменении политики в этот период, смешал в кучу результаты старой и новой политик, а получившуюся смесь представил как итоги текущей денежно-кредитной политики. Утверждения в отношении текущей ситуации и предыдущих событий не соответствуют и даже противоположны фактам.

Утверждение "Талап": Основой роста депозитов юрлиц стали три крупнейших холдинга.

В обоснование этого утверждения центр приводит данные из финансовой отчетности трех компаний – "Байтерек", "Самрук-Казына" и "КазАгро" – по состоянию на июнь 2016 года. Каким образом можно делать утверждение о росте или изменении на основании одной точки? Я поднял данные на начало 2014-го, конец 2015-го и июнь 2016-го – они есть, и непонятно, почему исследователи ими не пользовались.

Ниже приведен график показателей статей "Денежные средства и их эквиваленты" и "Депозиты (или вклады) в банках" в расшифровке, которая есть в отчетности. 

0407

За полтора года депозиты КГС снизились на 811 млрд тенге, а общие депозиты в банках выросли на 2,4 трлн тенге. Откуда утверждение, что основой роста депозитов юрлиц стали три крупнейших холдинга? Они скорее, наоборот, снизили общий рост.

В статье господин Ошакбаев рассуждает о тенденциях, упоминает временные лаги, пытаясь экстраполировать данные июня 2016 года. В связи с этим хочу отметить: во всех отчетах подчеркивается, что резкий рост денежных средств и депозитов в июне 2016 года произошел из-за полученной "КазМунайГазом" предоплаты в размере 1 трлн тенге, то есть это разовый приток денежных средств.

Доля КГС в депозитах юрлиц падает:

0407

Утверждение "Талап": Сильный КГС не сочетается с политикой инфляционного таргетирования. Три крупнейших холдинга владеют внушительной частью денежной массы и не работают на рыночных условиях, предпочитая административные решения.

Действительно, КГС имеют значительные средства, но, посмотрим, насколько они велики с точки зрения бизнеса.

В любом бизнесе должен быть определенный оборотный капитал, в том числе в виде денег, часть из которых размещается в депозиты, например, для накопления средств на большие закупки и погашение долгов. Величина этого нормального капитала зависит только от особенностей бизнеса, а не от структуры собственности или организационно правовой формы.

Ниже представлена структура денежных средств и депозитов в разрезе рассматриваемых компаний КГС с выделением "КазМунайГазу" и "Разведка Добыча "КазМунайГаз" (РД КМГ).

0407

Компанию РД КМГ трудно заподозрить в существенном нерыночном или административном управлении оборотным капиталом. Это бизнес с довольно неуступчивыми иностранными акционерами и независимыми директорами, но тем не менее они держат в ликвидных активах порядка 1 трлн тенге. К примеру, у полностью частной компании Kaz Minerals  денежные средства в июне 2016 года составляли 350 млрд тенге, у "Казахтелекома" (тоже 48% вполне жестких частных акционеров) – 57 млрд тенге, у КТЖ, "КазТрансОйла" – порядка 100 млрд. Данные взяты с сайта Казахстанской фондовой биржи.

С точки зрения бизнеса эта "внушительная денежная масса" КГС не политизирована, она присуща регулярному бизнесу, она часть его, при этом из всех отчетов следует, что ставки размещения их свободных средств вполне рыночны. Даже если расформировать управляющие холдинги и приватизировать национальные компании, суммарное снижение денежных остатков на счетах не будет существенным.

Понятно, что есть много вопросов по эффективности управления активами в квазигосударственном секторе, очень плохо, когда эти компании рефинансируют свои займы из средств Национального фонда, но это вопросы микроэкономики и корпоративного управления. Движение депозитов и средств КГС могут сильно дестабилизировать отдельные банки, но это вопрос риск-менеджмента банков – тоже не вопрос макроэкономики.

Резюме: тезис о сильном КГС, не работающем на денежном рынке на рыночных условиях, предпочитая административные меры, противоречит данным их отчетности. Их внушительная денежная масса не может существенно влиять на ДКП.

Теперь посмотрим, в чем же главная особенность и реальная проблема денежного рынка – ее автор даже не затронул, хотя ответ есть в использованных им источниках.

Главная проблема денежного рынка страны состоит в том, что правительство через КГС – в первую очередь "Байтерек" и "КазАгро" – активно кредитует экономику напрямую и через банки, предоставляя дешевые ресурсы для целевых программ. Это видно в отчетности по статьям "Кредиты клиентам" и "Кредиты банкам" (в некоторых компаниях они называются "Вклады в банках", чтобы отличать от депозитов).

Ниже представлен график объемов кредитов клиентам и банкам компаниями КГС:

0407

Фактически сегодня на финансовом рынке работают две параллельные системы: регулируемая рыночная банковская система и "мегабанк" в лице правительства с "бесплатными" ресурсами, кредитующий по произвольным (низким ставкам). Этот "мегабанк" деформирует рынок: к нему уходят хорошие заемщики, он кредитует и поддерживает нежизнеспособные предприятия, которые мешают работать нормальным компаниям. В первой половине 2016 года кредитный портфель "мегабанка" превысил четверть кредитного портфеля всей нормальной банковской системы страны.

Почеркну, что КГС в "мегабанке" является фронт-офисом, оператором. Он влияет на макроэкономику не более, чем кассир на кредитную политику банка. К сожалению, работа "мегабанка" и само его существование являются основой текущей экономической политики правительства.

Кстати здесь же и еще один ответ на вопрос: кто является источником дешевых денег. Отнюдь не Единый накопительный пенсионный фонд с 3 трлн тенге, которые сегодня уже рыночны, а правительство, активно прямо кредитующее экономику.

Подытожу:

  1. Текущая политика Национального банка работает и к настоящему времени практически разгребла все завалы, доставшиеся в наследство от предыдущей политики:
  • дедолларизовала депозиты и кредиты, и этот процесс продолжается;
  • оживила рынок кредитования – он уже восстановился после провала 2014-2015 года и продолжает расти;
  • доля депозитов квазигосударственного сектора падала с начала 2015 по июнь 2016 года;
  • значительный объем денежных средств квазигосударственного сектор находится в поле регулируемой банковской системы и не влияет на проведение политики инфляционного таргетирования.

      2. Эффективность монетарной политики существенно снижается из-за активного прямого кредитования экономики правительством, то есть из-за наличия параллельной, нерегулируемой и нерыночной системы, сопоставимой по размеру и конкурирующей с нормальной.

В нормальной банковской системе есть ликвидность, есть готовность кредитовать, однако спрос на кредиты утекает в альтернативную систему "мегабанка", с которой рыночная система конкурировать не может.

В этой параллельной системе КГС выполняют всего лишь роль агента, так что их сила или слабость макроэкономического значения не имеет.

В заключение хочу сказать, что механизм открытых дискуссий на экономические, финансовые, общественные темы важен и нужен, но при этом во главе угла должно стоять качество, а не эпатаж или пиар-эффект.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.