Экономика будущего: какие изменения предлагают внедрить в Казахстане

В очередной раз обсуждается сингапурская модель

20 ноября 2019 года
    

Казахстанский экономист презентовал вариант новой модели развития экономики.  При этом им неоднократно делались отсылки к сингапурскому опыту, по пути которого призывают пойти и казахстанские власти, передает LS

В ходе выступления на Форуме стратегических инициатив в Нур-Султане старший партнер Центра стратегических разработок Олжас Худайбергенов рассказал, что новая модель экономики будет состоять из четырех разделов. В их числе условная бюджетная перезагрузка и финансовая, экономики возможного и инноваций.

"В разделе бюджетной перезагрузки мы предполагаем, что необходимо полностью изменить систему стратегического планирования. Сейчас она предельно бюрократична и оторвана от возможностей самой системы госуправления и в целом от потребностей экономики", – заявил он.

При этом Худайбергенов предложил создать Агентство по стратегическому планированию и реформам при президенте, которое могло бы самостоятельно разрабатывать реформы и предлагать новые инициативы для правительства.

"Также для объективизации данных мы считаем, что необходимо передать комитет по статистике в данное агентство. Необходимо создать и более простую двухуровневую систему стратегического планирования. Сейчас она фактически пяти- и шестиуровневая, чрезмерно перегружена различными индикаторами и документами", – отметил эксперт.

Он заявил и о том, что пришло время облегчить сам процесс бюджетного планирования. При этом были сделаны отсылки на успешный опыт Сингапура, где он предельно упрощен и министерства практически работают автономно.

"Каждое министерство имеет бюджетный лимит на пять лет вперед. При этом во всех странах стратегический документ утверждается исключительно после одобрения финансирования проектов. У нас в Казахстане документы принимаются без этого", – сказал Худайбергенов.

Эксперт также предложил дать определенную свободу действий сотрудникам госорганов.

"В большинстве развитых стран политические госслужащие или даже руководители среднего звена имеют определенный бюджетный лимит, который они могут тратить по своему усмотрению. Президент говорил о том, что государство должно научиться доверять. Это стало бы шагом к доверию. Также нужно распространить такое доверие на госкомпании, которые сегодня живут в режиме невероятной бюрократии. Нынешняя система не защищает от коррупции, но ставит барьеры и затягивает работу для честных управленцев", – констатировал он.

Еще одно предложение – налоговая амнистия.

"Для того чтобы новая экономическая политика не забуксовала в прошлых делах, необходимо этот хвост отрезать. Везде, где есть претензии со стороны государства по налогам и экономическим преступлениям, надо на определенных условиях простить и зафиксировать. И попробовать сконцентрироваться на новых инициативах", – считает экономист.

Он вновь обратился к сингапурской модели, где госуправление предполагает использование крупных бюджетных потоков, в том числе пенсионных и жилищных.

"Там в цепочке участвуют Минфин и государственные холдинги и реализован лучший сценарий, когда потоки не дублируются, а плавно переходят из одной цепочки в другую. Модель предполагает формирование очень крупных денежных резервов, и они существенно выше, чем официально заявленные. Они находятся на уровне госкомпаний и используются для покупки активов во всем мире", – рассказал Худайбергенов.

По его мнению, в Казахстане необходимо сделать так, чтобы госкомпании перестали быть отделами для госорганов.

"Большинство министерств просто спускает свои задания госкомпаниям, где часть сотрудников задействованы в том, чтобы выполнять поручения ведомств. На самом деле тот тип госкомпании, который работает на рынок, должен быть автономным и готовиться к режиму, когда рано или поздно они будут приватизированы", – заявил он.

Денежно-кредитная перезагрузка предполагает, что необходимо наращивать объемы кредитования, продолжил эксперт. Но для начала необходимо провести реструктуризацию всех проблемных кредитов банков.

"Сейчас проводится проверка в банках, которая выявит реальные проблемы. После этого необходимо максимально реструктурировать плохие кредиты, очистить банковский сектор. Но, для того чтобы ситуация не повторилась, необходимо внедрение антиспекулятивных мер. В целом надо сделать акцент на росте долгосрочных кредитов. В целом необходим комплекс мер по снижению ставок по кредитам на рынке до 6-7%", – добавил он.

Кроме того, Худайбергенов предложил придать некую прогнозируемость курсу тенге, даже если он продолжит падать.

"Мы предполагаем, что нужна активная инвестиционная политика. У нас все предыдущие амнистии капиталов, мягко говоря, формально прошли успешно. На самом деле осталось еще много активов, которые находятся за рубежом, и их можно вернуть", – добавил он.

При этом при переходе на новую политику надо отказаться от государственных внешних долгов, считает Худайбергенов.

"К примеру, Сингапур имеет ноль долларов внешнего государственного долга. Мы тоже можем себе это позволить, особенно на фоне Нацфонда. У нас есть проект по финансированию строительства таможенных пропускных пунктов, который делался за счет внешних займов. Это совершенно неправильный вариант. Не стоит использовать внешние займы для целей государства", – заявил он.

Экономист также предлагает ввести нулевое налогообложение для некоторых отраслей экономики.

"Нам необходимо активизировать геологоразведку. Большая часть активности в сырьевом секторе базируется на основании старых работ, которые делались еще в Советском Союзе. У нас есть большой потенциал в сфере сырьевого сектора, особенно на уровне нефтесервисных компаний, которые надо максимально поддержать, для того чтобы сократить долю импорта в секторе недропользователей", – отметил он.

В рамках экономики возможного экономист рассказал о некой самоцензуре в интересах защиты казахстанских предпринимателей.

"Президент сказал, что необходимо использовать разумные возможности протекционизма, но они еще не использованы. У нас производство потребительских товаров пойдет, как только будет нарощено долгосрочное кредитование. Необходимо создать максимальные условия для бизнеса и ввести розничный налог. Мы это видим как видоизменение режима упрощенки и превращение его в розничной налог. Ставка – 3%, а для безнала – 2%", – уточнил он.

Худайбергенов также предложил перенять сингапурскую модель пенсионной системы.

"В мире есть топ-10 лучших систем. И если взять их за образец, то это предполагает рост налоговой нагрузки в 2-2,5 раза. Естественно, мы себе этого позволить не можем. И только сингапурская модель позволяет сохранить налоговую нагрузку и даже ее немного снизить", – сказал эксперт.

Он отметил, что только в Сингапуре пенсионная система тесно связана с жилищной системой, и она позволяет решить сразу несколько вопросов.

"Это и вопросы обеспеченности жильем населения, и экономический рост, и занятость населения – сразу все вопросы решаются вкупе. При этом надо упомянуть, что Сингапур является номером один в мире по конкурентоспособности и единственной страной в мире, у которой нет внешнего долга", – пояснил он.

Такой опыт можно реализовать и в Казахстане, считает Худайбергенов. Однако потребуется некоторая адаптация, так как институциональная часть у нас немного отличается.

"В Сингапуре, скажем так, есть свой ЕНПФ, который выполняет функции, как у нас ЕНПФ, ГФСС, ГЦВП. У них это одна структура. Поэтому, возможно, потребуется что-то изменить в Казахстане. Также у нас это вызовет изменения в налоговой системе. В Сингапуре есть два вида взносов: это индивидуальный подоходный налог и пенсионный взнос, других видов налогов нет. И общая налоговая нагрузка на фонд оплаты труда на 10-20% ниже, чем у нас. Там система предполагает возможность челувеку распоряжаться своими накоплениями: на жилье, образование, медицину. И, естественно, тогда он уже не относится к пенсионному взносу как к налогу", – уточнил эксперт.

Для внедрения этой системы в Казахстане, по его словам, потребуется два года.

"Сейчас наши идеи – это предложения экспертного сектора. Я надеюсь, что президент рассмотрит этот вариант и примет решение. С точки зрения подготовки это потребует год, максимум два. Пока запустится новый вариант пенсионной системы, можно начать жилищную реформу и через два года запускать с адаптацией под Казахстан. 10% на жилищный счет. Да, это примерные расчеты, на самом деле в Сингапуре ставки меняются в зависимости от возраста человека. Чем человек старее, тем меньше ставка. Это несет побочный эффект, что работодателю становится выгодным держать человека, если он стареет. Их модель блестяще отражает все потребности и возможности человека", – резюмировал он.

Ранее в Казахстане предложили использовать пенсионные накопления на покупку жилья или для получения образования. LS решил узнать, в каких еще странах применяется подобная модель

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.