Как расширятся полномочия Нацбанка

Регулятор переходит к контрцикличной политике

5 сентября 2017 года
    

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вновь озвучил позицию по отношению к Нацбанку. Во время совместного заседания палат парламента он заявил о том, что регулятору необходимо предоставить больше полномочий. LS узнал у заместителя председателя надзорного органа Олега Смолякова о том, как именно будут расширяться функции Нацбанка.

– Олег Александрович, расскажите о том, как будут меняться полномочия регулятора?

– То, что озвучил глава государства, было сказано в рамках послания. У нас ранее было поручение подготовить законопроект в части расширения полномочий Нацбанка. Мы его уже разрабатываем. В ближайшее время будем обсуждать его с рынком.

Да, Нацбанку нужно больше инструментов. Между двумя крайностями, функционированием банка и ликвидацией с лишением лицензии, должны быть определенные опции. В действительности это очень сложный вопрос. Мы хотели изучить международный опыт и понять, где и как подобные функции прописаны юридически.

Наша задача состоит не в том, чтобы взять и просто написать законопроект, в котором будет сказано, что мы имеем право на все что угодно. Данный проект поможет создать некоторые рамки, в которых возможно обсуждение всех вопросов. Кроме этого, мы хотим, чтобы вопросы регулирования рынка принимались не индивидуально кем-то, а коллегиально.

– А как сами профучастники рынка реагируют на расширение ваших полномочий?

– Рынок не сопротивляется, он понимает, что это необходимо. Но у участников есть определенные опасения в части того, как расширение полномочий будет реализовано. Поэтому наша задача – подготовить законопроект, после этого мы вынесем его на обсуждение.

В проекте будем делать акцент на том, чтобы банки не просто соблюдали прунденциальные нормативы, как это действует сейчас, а чтобы на рынке был создан адекватный риск-менеджмент. Также у нас есть более долгосрочные задачи. Мы бы хотели изменить систему так, чтобы надзорные механизмы в отношении банков устанавливались в индивидуальном порядке в зависимости от риск-профиля организации.

Можно бесконечно сидеть и думать о том, что все хорошо. А потом раз – и возникает какое-то кризисное явление, и все плохо. И в моменте, когда уже все плохо, регулятор начинает вводить жесткие меры. В одно время Нацбанк ограничивал выдачу потребкредитов и сокращал финансирование нерезидентов, также такие меры касались и ипотечных займов. В тот момент такие решения были правильными. Но к подобным жестким шагам пришлось прибегать, когда альтернативных источников фондирования не было. Когда мы говорим о том, что хотим поменять систему регулирования, речь идет именно о таких ситуациях. Важно, чтобы регулятор имел возможность предотвращать подобные ситуации заранее. Это и есть контрцикличная политика, которая предполагает более индивидуальный подход к фининститутам.

Считаю, что не индивидуальный подход приводит к появлению определенных проблем. Мы рассчитываем на то, что смена подхода изменит ситуацию.

– По вашим оценкам, когда можно ожидать принятия данного законопроекта в парламенте?

– Пока мы его готовим. До конца года должны внести его в правительство. С учетом того, что глава государства заявил о расширении полномочий на заседании палат парламента, мы рассчитываем на их поддержку. Как только будет готов законопроект, мы будем вносить его в парламент.

– Готов ли Нацбанк к пристальному вниманию со стороны фининститутов? Защищен ли сам регулятор?

– Акционеры банков вправе предъявить регулятору претензии в вопросе объективности его решений. Мы также подотчетны законодательству, как и другие организации. Конечно, есть тонкости регуляторного режима. Но у акционеров есть право оспорить решения в судебном порядке.

В международной практике есть прецеденты, когда у надзорного органа есть абсолютный судебный иммунитет. Тогда решения надзорного органа не имеют право на оспаривание в суде. Мы к этой системе идем, но этот путь может занять три, пять и даже десять лет.

Конечно, нельзя отрицать, что определенный и очень маленький иммунитет у Нацбанка есть. И я считаю, что он должен быть повышен. Данный вопрос будет обсуждаться в рамках нового законопроекта. Но, подчеркну, что создавать сразу систему, в которой у регулятора есть абсолютный иммунитет, было бы неправильно.

– Ранее Нацбанк протянул руку помощи казахстанским банкам. И для этого было необходимо создать "дочку". Когда фининституты смогут получить госсредства?

– Процесс регистрации Казахстанского фонда устойчивости продолжается. Необходимо получить подтверждение от различных органов. Ожидаем, что ближе к середине сентября этот процесс завершится и фонд будет создан. Самое главное, что решения о помощи в Нацбанке уже приняты, остаются юридические вопросы. К тому же мы уже направили заявки в банки, которые подпадают под госпрограмму. Нацбанк попросил их представить свое видение развития организации.

– Исходя из основных требований этой программы помощи, ее участниками могут стать около 13-15 казахстанских банков. Есть ли уже более точные данные об участниках?

– Это всего лишь кандидаты. Банки должны подтвердить свое участие в программе. Но мы не будем давать деньги тем организациям, которые просто хотят получить госсредства. Мы не хотим, чтобы эта программа рассматривалась как очередное финансирование со стороны государства под кредитование приоритетных отраслей экономики. Задача программы другая. Все банки имеют право в ней участвовать на добровольной основе, но конечный список я не могу озвучить.

– Как банки оценивают вашу программу?

– Есть организации, которые считают, что программа своевременная и помощь им необходима. Есть и те, кто более сдержан в суждениях. И есть игроки, которые вовсе не будут участвовать в ней.

Конечно, все, очевидно, хотят получить для себя более лояльные условия. Но те принципы, которые Нацбанк обозначил, потребуют от акционеров определенных усилий – соответствие требований по капиталу, снижение затрат и прочее.

Условия, которые мы поставили перед банками, они на самом деле амбициозны. К сожалению, у нас нет развитого рынка капитала для возможности получения частного фондирования. Акционерам приходится рассчитывать только на внутренние ресурсы и поиск новых инвесторов.

Подчеркну, что участие или неучастие банка в программе не означает, что у фининститута все хорошо или плохо. Это просто выбор модели развития. Если акционеры решают для себя, что они не готовы идти на те или иные ограничения, они могут самостоятельно искать инвесторов.

– Также хотелось бы услышать ваше мнение о том, что Всемирный банк (ВБ) рекомендовал предоставить Казахстанскому фонду гарантирования депозитов больше независимости. Есть ли в этом необходимость?

– Критика Всемирного банка не новая для нас в этом вопросе. И то, что они озвучивали, было известно ранее. ВБ – это один из участников рынка, есть и другие международные ассоциации. Международная практика отличается по управлению фондами гарантирования депозитов. Да, есть страны, где фондирование осуществляется полностью частными игроками. Для того чтобы это было в Казахстане, необходимо желание самих участников, чтобы они могли самостоятельно перекрывать риски друг друга, без участия регулятора.

– Как вы знаете, уже на следующей неделе заработает Международный финансовый центр Астана. При этом ранее обсуждался вопрос о переезде Нацбанка в Астану. Планирует ли регулятор сменить локацию?

– Такого поручения пока нет.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.