Страховым компаниям в Казахстане надо дать возможность взрослеть – Бегимбетов

Глава компании опасается, что игроки на рынке не смогут перенести убытки и начнут сдавать лицензии

14 января 2020 года
    

Какие изменения необходимы страховому рынку, чтобы дать возможность компаниям не только выживать, но и конкурировать с иностранными игроками. Своим мнением на эту тему в беседе с корреспондентом LS поделился глава СК Amanat Ергали Бегимбетов.

– Ергали Нурланович, Нацбанк планирует изменить лимиты страховых выплат по смертельным случаям по обязательному автострахованию. Как вы оцениваете это предложение?

– Сегодня этот показатель составляет 2 тыс. МРП (5,3 млн тенге в 2020 году). Нацбанк планирует увеличить их до 5 тыс. МРП (13,2 млн тенге). Но я не совсем понимаю, рост лимитов произойдет до или одновременно с пересмотром тарифов?

В ходе обсуждения развития обязательного автострахования Нацбанк согласился с тем, что поднимать лимиты необходимо вместе с пересмотром тарифов. Это связано с тем, что убыточность обязательного автострахования (ОС ГПО ВТС) растет, и она сейчас очень высокая. Для примера, по страхованию ОС ГПО ВТС юрлиц убыточность составляет 40-50%, а вот по физлицам в нашей компании – уже 85-90% (!). То есть на 1 тенге полученной премии 90 тиынов идет на выплаты. И в эту сумму не входят расходы на содержание компании, сотрудников и сама прибыль.

К примеру, для нашей компании по страхованию физлиц по ОС ГПО ВТС основными донорами-регионами являются Алматы, Мангистауская и Атырауская области. А вот в других областях и городах ситуация с убыточностью близка к 100% или превышает этот показатель. При этом она возникает не только из-за несоответствия тарифов, но и из-за инфляции, так как запчасти у нас импортные и покупаются в валюте.

В то же время портфель и количество клиентов стремительно увеличивается. Если в 2018 году у Amanat объем премий по обязательному автострахованию физлиц составлял 500 млн тенге, то по итогам 2019 года мы ожидаем на уровне 800-900 млн тенге.

Текущая ситуация доказывает, что так продолжаться не может, так как стремительный рост этого портфеля при текущих тарифах может свести к нулю любую прибыль либо привести к большим убыткам.

По нашему мнению, тарифы должны быть уравнены во всех регионах Казахстана. Например, в Нур-Султане средняя страховая премия составляет около 15-17 тыс. тенге, в Алматы – уже 20-25 тыс. тенге, а в ЮКО – только 6-8 тыс. тенге. При этом стоимость запчастей и ремонта везде одинакова. Это подтверждают наши данные о размере среднего убытка.

Было бы неплохо, если бы Нацбанк установил минимальные тарифы, ниже которых СК не будет иметь права страховать. Например, минимальный порог – 20 тыс. тенге, а максимальный – 50-100 тыс. тенге в зависимости от опыта вождения, возраста застрахованных, истории убыточности и других факторов, влияющих на степень риска, чтобы СК могли формировать свою ценовую политику. Клиент будет уже сам выбирать компанию исходя из размера страховой премии, сервиса, удобства и скорости осуществления страховых выплат.

Давно пора страховым компаниям дать возможность взрослеть, чтобы осознанно подходить к ценообразованию на рынке.

Последние поправки в нормы закона РК ОС ГПО ВТС в части изменения размера страховой премии были внесены еще в 2007 году. Поэтому если Нацбанк увеличит лимиты, но не изменит тарифы, то у нас в компании возникнет вопрос, что делать с этим продуктом.

И в случае дальнейшего роста убыточности СК либо начнут сдавать лицензии по этому виду, либо будут вынуждены резать выплаты клиентам. И тогда этот класс страхования полностью себя дискредитирует, а он должен популяризировать страхование и повышать доверие населения к страховой индустрии.

–  Если говорить о проблемах обязательного автострахования, то как в вашей компании развиваются онлайн-продажи? Как изменились показатели после сбоев в Единой страховой базе данных (ЕСБД) в июне 2019 года?

– Объясню в цифрах: в мае страховой онлайн-рынок оформил почти 2,3 тыс. полисов, а уже в июне – всего 470. То есть продажи упали на 80%. Единственная причина – технические сбои и неполадки на стороне баз государственных органов. Когда мы только запускали рекламную компанию, наша доля в онлайн-продажах выросла до 29%, а сейчас она на уровне 9-10%. И это не только из-за нарушений работы ЕСБД, но и благодаря активной маркетинговой стратегии других страховых компаний.  На данный момент сверки с госбазами работают стабильно и каких-либо нареканий у нас нет.

Если же говорить о наших целях в онлайн-секторе, то по итогам 2019 года наша компания ожидает продажи на сумму около 80 млн тенге, а в этом году – 450 млн тенге, на фоне роста в 14% из месяца к месяцу. По нашим наблюдениям, доверие к онлайн-полису растет день ото дня. Возможно, это потому что купить полис онлайн можно не только удобно и быстро, но и со скидкой 10%.

– А как вы оцениваете текущий уровень капитализации страховых компаний на фоне требования Нацбанка поэтапно его повышать?

– Я считаю, что текущий уровень капитализации СК Amanat достаточен – около 4,6 млрд тенге. Кроме того, все зависит от результатов деятельности самой компании, ее планов и стратегии. Капитализация должна расти за счет прибыли, которую генерирует сама компания. Однако на сегодняшний день очень многие на рынке даже перекапитализированы, то есть объем операций и портфель данных компаний не требует такого капитала. Если минимально требуемый норматив платежеспособности составляет единицу, то у некоторых СК он достигает значения 40. В любом случае все требования Нацбанка реальны и исполнимы.

– Хорошо, если автострахование развивается и растет за счет того, что оно обязательное, то что насчет добровольного страхования? Не окажется ли так, что со временем этот инструмент станет единичным из-за низкой востребованности? 

– Я считаю, что основной проблемой стагнации добровольного страхования является отсутствие доверия со стороны клиентов. Да и в целом доверие в стране ко всему очень низкое. Для примера: сейчас набирает популярность страхование профессиональной ответственности, однако найти перестрахование за рубежом сложно. Потому что западный рынок не доверяет нашим органам расследования и судебной системе по причине тотальной коррупции в стране.

Еще одним фактором являются недовольство клиентов размерами страховых выплат или недобросовестные действия со стороны самих СК. Далее следуют доходы населения. Вот когда они будут расти, тогда казахстанцы и начнут задумываться об их стабильности и сохранности.

Немаловажную роль играет и отсутствие соответствующих продуктов на страховом рынке. А также незнание состояния рынка добровольного страхования. Другими словами, той информации, которую публикует Нацбанк, недостаточно для качественного анализа этого сегмента. Мы не знаем, сколько квартир застраховано в Казахстане, какие из них по программе кредитования, какие добровольно и так далее. По отчетности, публикуемой на сайте надзорного ведомства, можно понять, что рынок добровольного страхования вырос, но за счет чего произошел рост, мы не видим.

Если все эти причины рассмотреть и найти решение, то добровольное страхование начнет расти и развиваться.

– А иностранные игроки, которые придут в рамках ВТО, смогут изменить сложившуюся ситуацию?

– Иностранные компании обладают большим уровнем доверия и репутации по сравнению с локальными. К тому же они не будут применять инструменты, связанные с коррупцией. Когда Allianz пришел в Казахстан, местные компании потеряли существенную долю клиентов. Они просто перешли к нему. И если зарубежные игроки придут на наш рынок, то они как магнит притянут к себе большинство клиентов. В основном это коснется сектора В2В. Чтобы работать в секторе B2B, нет необходимости развивать инфраструктуру по всей стране. Конкуренция обострится именно в этом секторе. Однако те компании, которые принадлежат крупным финансовым группам, пострадают в меньшей степени, чем средние. Про мелкие и говорить не стоит.

Для сравнения: в Прибалтике до прихода иностранных игроков было много своих страховых компаний. Но затем, в течение трех лет, не осталось ни одной. Они были или скуплены, или закрылись. Ожидает ли такое будущее наш рынок – сказать сложно.

Что касается конкуренции в секторе В2С, то для выхода на этот рынок зарубежным компаниям придется выстраивать здесь полную инфраструктуру, а это открытием одного офиса не обойдется. Западные игроки мало чем рискуют, выходя на наш рынок, так как, даже если они получат убыток в Казахстане, они этого даже не заметят. Для них инвестиции в наш рынок не превысят их погрешности при формировании финотчетности. По сути, они просто соберут все сливки с нашего рынка и будут сидеть спокойно. Для этого у них есть все возможности, например, бренд и наивысший рейтинг надежности, а также более широкая линейка страховых продуктов, создание которой невозможно без внедрения мысли о необходимости страхования для каждого казахстанца.

– Получается, что нашим страховым компаниям нечего будет противопоставить?

– Всему свое время. Сомневаюсь, что, когда страхование зарождалось в Англии, оно обладало бесчисленным количеством продуктов и услуг. Страховые компании должны прийти к разнообразию инструментов, а для этого необходимо, чтобы акционеры и топ-менеджмент созрели. Я думаю, в ближайшие 5-10 лет на нашем страховом рынке появятся много хороших продуктов для физлиц в классе добровольного страхования. Какие именно – сказать пока сложно.

– Страхование имущества от катастроф относится к выгодным инструментам? Почему этот вид не популяризирован в Казахстане?

– Я напомню, что с 2014 года обсуждается вопрос о том, чтобы сделать страхование имущества от ЧС обязательным. Но на данный момент работа в этом направлении не ведется, рабочие группы не собираются. Также скажу, что Нацбанк против увеличения количества классов обязательного страхования, так как это вызовет рост нагрузки на доходы казахстанцев.

Что касается спроса, то не секрет, что его почти нет. Но не только потому что казахстанцы не готовы, а еще и страховые компании не сильно продвигаются в этом направлении. Понимаете, застраховать квартиру целиком не так легко. Есть множество нюансов, которые надо учитывать: как оценивать ущерб, если квартира 300 кв. метров? Страховать все или частично, если стены повреждены, а имущество цело? И многие другие вопросы. Но есть коробочные продукты, которые страхуют какой-то лимит. Это удобно и комфортно для клиента, и его можно быстро купить. Цена зависит от размера страховой суммы.  

Также есть проблема в информативности населения о данной услуге. Немногие знают, что можно застраховать недвижимость от природных катаклизмов. Тем не менее я считаю, сам продукт выгодный, но все будет зависеть от цены, по которой он будет реализован.

– Ваши прогнозы по тому, продолжится ли страховой рынок консолидироваться?

– Возможно, в новом году два-три участника сдадут лицензии или объединятся с более сильными игроками.

Вместе с тем я не сторонник больших размеров. Скорее, яйца должны храниться в разных корзинах. Пусть лучше будет много средних и эффективных компаний, чем больших и системообразующих. Для сравнения возьмем наши банки. Некоторым не дают упасть, постоянно оказывая господдержку. Если фининститут системообразующий, то от него зависит очень многое и отношение к нему уже совсем другое. Я считаю, что пять крупных банков сделают финансовую систему уязвимой. Должно быть 10,20,30 фининститутов. Пусть будут нишевые, главное, чтобы закон соблюдали и требования Нацбанка выполняли.

То же самое касается и страховых компаний. Их должно быть не меньше 10. Необходимо развивать конкуренцию, а она возможна, только когда все диверсифицировано. Сейчас наибольший уровень конкуренции наблюдается в секторе B2С в онлайн-продажах, и он будет расти.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.