Бизнес знает, что от государства можно ждать чего угодно – эксперт

Альтаев рассказал о нелегкой жизни бизнеса в Казахстане

30 июня 2020 года
    

Закрытие предприятий, безработица, рост цен на товары – одни из последствий кризиса, вызванного коронавирусом. Председатель правления Союза промышленников и предпринимателей "Ел Тиреги" Нуржан Альтаев поведал LS, как ситуация повлияла на бизнес Казахстана и чего еще стоит ожидать.

Альтаев поделился с LS результатом опроса предприятий МСБ, согласно которому из-за карантина остановили свою деятельность 45% из них.

"Это данные по сектору МСБ, который в условиях падения цен на нефть декларируется государством как двигатель роста экономики. Остановка такого числа частных предприятий – это фактически коллапс частного бизнеса. 30% работают не в полном режиме. Часть из них вынужденно сократила штат до 50%. Только 25% стараются выживать и работать в прежнем режиме", – сообщил Альтаев.

При этом он добавил, что данные являются примерными и необходим подробный аудит ситуации в экономике по итогам пандемии.

"Однако ясно, что ряд предприятий и субъектов малого бизнеса в итоге коронавирусного кризиса просто закроется. Они понесли потери из-за простоя. К тому же у граждан снизилась покупательная способность. Более 50% семейного бюджета уходит на продукты как следствие последней девальвации и карантинных мер. В таких условиях МСБ сперва сократится одноразово за счет тех, кто не выживет во время карантина, а затем будет сокращаться постепенно за счет более тяжелых условий", – выразил опасение Альтаев.

Что касается граждан, лишившихся заработка из-за карантина, то собеседник LS отметил, что их число продолжит расти.

"НПП "Атамекен" проводил опрос по предприятиям МСБ. Из него следует, что треть сотрудников предприятий были отправлены в отпуска без содержаний. Это только имеющиеся потери. Дальнейшее влияние кризиса на МСБ приведет к росту числа оставшихся без работы. При этом адекватно оценить число безработных сложно, так как сама система их учета несовершенна", – пояснил Альтаев.

Он напомнил, что по официальным данным Минтруда, за период карантина число зарегистрированных безработных выросло со 120 тыс. до 170 тыс. человек. При этом глава "Ел Тиреги" заверяет, что существует большая разница между реальными цифрами по безработице и официальными данными. Альтаев уверен, что картина на самом деле выглядит гораздо хуже.

"Кроме того, по оценкам Минтруда, за марта-апрель количество людей, которые остались без работы и доходов, превысило 4 млн 200 тыс. человек. Имеются в виду не уволенные вообще, а оставшиеся без доходов. Например, их отпустили в неоплачиваемый отпуск. Кто-то из них вернется на работу. Кто-то найдет другую, но ниже оплачиваемую. Но кто-то пополнит и так уже большую армию безработных. И все они за время простоя получили сильный удар по бюджету, который придется долго восстанавливать, возможно, и за счет всевозможных кредитов", – добавил Альтаев.

Помимо этого, "Ел Тиреги" прогнозировал высокий уровень инфляций. Альтаев не исключает, что тенге будет слабеть, что приведет к еще большему росту цен.

"В первую очередь девальвация подтолкнет инфляцию. В условиях низких цен и ограничения спроса на нефть это неизбежно. Первую волну мы уже наблюдали, когда курс тенге упал с 386 до 420 за $1. Сейчас курс на уровне 400. При пессимистичном сценарии возможно дальнейшее падение. Ослабление национальной валюты дает мультипликативный эффект. Естественно, подстегнет инфляцию. К тому же, Казахстан в высокой степени зависим от импорта продуктов, оборудования, комплектующих. Дорогой импорт – высокие цены. Причем завозится не просто техника, одежда и прочее, но еще и продовольствие. Казахстан завозит мясо и мясопродукты, мясо птицы, молоко и молочные продукты, масло. То есть, число тех, кто тратит большинство заработка на еду, только вырастет. С другой стороны, ограничения в торговле, приводят к тому, что товары двигаются медленнее, чем раньше. Это также приводит к повышению цен", – предупредил Альтаев.

Также Альтаев рассказал подробнее о предложении создать комиссию по реализации реформ. В нее предлагалось принять представителей государства, бизнеса и общественных деятелей.

"Предложение о комиссии – это выражение нашего мнения, что в такой опасный, тяжелый период выработка экономической политики должна проходить с учетом интересов общества и бизнеса, только тогда она будет максимально эффективной. Ведомства разрабатывают и реализуют программы развития в полном отрыве от общества, от бизнеса, от всех тех, на кого эти программы рассчитаны. Учитывается только интерес узкого круга заинтересованных бизнесменов, а все решения принимаются кулуарно. Неаффилированный, простой бизнес знает, что от государства можно ждать чего угодно. И чаще всего это дополнительные проблемы", – посетовал Альтаев.

По его мнению, чтобы избежать такого сценария, экономические реформы должны проходить при реальном участии общества в целом и бизнеса в частности.

"Мы хотим, чтобы в разработке реформ принимал участие реальный бизнес, причем не только крупный, опытные экономисты, ученые, общественно-активные предприниматели, имеющие авторитет в бизнесе. И чтобы обсуждение было открытым, на глазах у всего общества. Проблемы бизнеса лучше всего знает сам бизнес, и он готов к партнерству и совместной работе", – уверен Альтаев.

Ранее "Ел Тиреги" заявлял, что регулирующие полномочия госаппарата ухудшают бизнес-климат в стране. Альтаев в свою очередь пояснил LS, о чем идет речь.  

"Полномочия – это когда ведомство может сделать с бизнесом что угодно. Закрыть, оштрафовать, вымогать взятки, у него полная власть. Например, сейчас у нас требования при открытии любого объекта бизнеса очень жесткие. Элементарно открыть возле своего дома торговую точку, дворовый магазин очень сложно, надо несколько месяцев ходить за документами, потратить большое количество денег. Конечно, это еще и бесконечная почва для коррупции. Предпринимателю зачастую легче отдать взятку, чем терять время и деньги на оформление. Поэтому чиновник заинтересован, чтобы такая ситуация сохранялась. Поэтому мы предлагаем радикально сократить регулирование. Например, чтобы открытие бизнеса носило только уведомительный характер, а документы должны оформляться в течение трех лет. Чтобы новый бизнес стал на ноги, начал приносить прибыль и создал рабочие места, нужно просто не мешать ему", – отметил Альтаев.

Помимо сокращения госрегулирования, глава "Ел Тиреги" уверен, что необходимо сокращать финансирование госорганов.

"Это зависит от того, как, что и сколько сокращать. Тут, я считаю, кроется огромный потенциал. Например, по данным Счетного комитета, в 2019 году сумма неэффективного использования бюджетных средств составила 428 млрд тенге. Это одна цифра, небольшая. Но есть еще вариант аудита госрасходов вообще, чтобы убрать откровенно ненужные программы и расходы. Или, казалось бы, нужные, но которые почему-то не дают никакого толка. Это уже другие суммы, гораздо большие. Есть еще бюджеты на содержание штатов госорганов, подведомственных организаций и квазигоссектора. Их смело можно сокращать в два раза, потому что они необоснованно раздуты. Есть также ведомства, организации, как в государственном, так и в квазигосударственном секторе, которые вообще не нужны. Их можно полностью упразднить, со всеми штатами и бюджетами. Такое сокращение может сэкономить ежегодно многие триллионы", – считает Альтаев.

По его мнению, в целом раздутость бюджета хорошо показывает доля текущих и капитальных затрат.

"Капитальные затраты – это, грубо говоря, расходы на развитие, то есть инвестиции в инфраструктуру, новые производства и так далее. Текущие затраты бюджета, это, соответственно, расходы на поддержание текущей деятельности, в том числе и зарплаты. В среднем с 2000 года на долю текущих расходов приходилось почти 80% всех затрат и 71% всех расходов бюджета. На капитальные затраты в среднем приходилось около 20,2% всех затрат и 17,6% всех расходов бюджета. Но эта доля все время уменьшается. Так, в 2019 году на капитальные затраты приходилось около 13,7% всех затрат и 13,0% всех расходов государственного бюджета Казахстана. Всего в деньгах на текущие затраты в 2019 году приходилось 11,6 трлн тенге. На капитальные затраты – всего 1,8 трлн тенге. 11,6 трлн тенге – это расходы только государственного бюджета, а есть еще квазигоссектор. То есть мы мало инвестируем в развитие. В основном деньги уходят на поддержание существования многочисленного государственного аппарата", – заключил Альтаев.

Напомним, ранее бизнесмены жаловались на меры, которые планирует принять правительство. В частности, возможное повышение НДС и КПН. Представители различных отраслевых ассоциаций рассказывали LS о возможных последствиях таких мер.

Более того, эксперты посетовали на чрезмерное наказание бизнесменов во время карантина.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.