Казахстану необходим лояльный к бизнесу Налоговый кодекс

Профучастник предлагает свести до минимума административные барьеры, и в то же время ужесточить ответственность за нарушение закона

27 мая 2016 года
    

Казахстанские предприниматели сегодня боятся не мафию или преступные группировки, а коррумпированных чиновников. Такое мнение в интервью LS высказал управляющий партнер адвокатской конторы "Назханов и партнеры" Таир Назханов.

- Таир Кузекович, с началом кризиса многие эксперты проводят параллели с 90-ми годами, когда часто происходили рейдерские захваты компаний. Защищен ли бизнес сегодня от подобных махинаций?

- У всех на устах в последнее время такое понятие, как рейдерство. У кого-то в связи с делом Рахата Алиева, у кого - с "подвигами" других людей. Некоторые называют его "раковой опухолью", разъедающей казахстанскую экономику. О природе этого явления рассуждают представители бизнеса, ученые, экономисты и адвокаты. Есть мнение, что проблема рейдерства носит не столько криминальный, сколько административный характер. Потому что сегодня в Казахстане 56 контрольно-надзорных органов. В любом бизнесе - малом, среднем или крупном. Против любой структуры, в том числе и против СМИ, может быть использован административный ресурс.

Рейдеры - это не бандиты, это больше административный рэкет, который проводит отъем собственности. Причем через судебные решения.

Бизнес же не будет защищен, пока не будет решен вопрос с коррупцией в Казахстане. Чаще от этого страдает средний бизнес. Кроме того, у нас очень размыто понятие защиты института права собственности. Любое лицо, пожелавшее захватить право собственности, не должно иметь возможности сделать этого без согласия собственника. Нужны также и независимый суд, и следственная структура. Важно и улучшение защиты бизнеса, выстраивание системы отношений собственности.

- С какими проблемами сталкивается бизнес в плоскости правового регулирования взаимоотношений государства и бизнеса? 

- Их несколько. Первой из текущих проблем я хочу назвать усиление нестабильности правового регулирования. К сожалению, такая нестабильность, неустойчивость отношений нарастает все последние годы. Здание нашего права буквально "сотрясает" вал, цунами изменений (в том числе изменений в ранее принятые изменения). В результате этого участники отношений не успевают адаптироваться к одним правилам, как принимаются другие. В области законотворчества забыто основополагающее правило: нормами права обеспечивается именно "устойчивость, относительная стабильность" экономических отношений.

Вторая проблема и тенденция последнего времени - непроработанность многих нормативных решений. В самом факте того, что законодательство подвергается изменениям, нет ничего плохого. Однако этот тезис верен только в том случае, если изменения сделаны с учетом научно обоснованного прогноза, если они детальным образом обсуждены, в том числе с участием лиц, интересы которых эти изменения затронут (причем не формально, путем размещения на каком-либо электронном ресурсе). К сожалению, ничего подобного в последнее время мы не видим. Во многих случаях изменения поспешны, иногда не в полной мере продуманы, содержат множество противоречий, как внутренних, так и с другими актами.

Другая негативная тенденция - усиление несистемности регулирования. В частности, в последние годы широкое распространение получила практика внесения в акты законодательства поправок без одновременного внесения изменений в специальные законы, регулирующие соответствующие отношения.

- К чему это может привести?

- Казахстанский малый и средний бизнес в последнее время окреп и вышел на качественно новый уровень своего развития. Но в то же время еще рано говорить, что он чувствует себя абсолютно комфортно. У нас наблюдается такая ситуация, когда малый бизнес не рвется стать средним, а средний, наоборот, "подгоняет" свои бухгалтерские балансы и численность персонала под малый. Выход из этого положения есть. Необходимо расширить диапазон среднего бизнеса, принять более простой и лояльный к бизнесу Налоговый кодекс, свести до минимума административные барьеры, и в то же время ужесточить ответственность за нарушение закона. Малый бизнес должен быть представлен в форме индивидуального предпринимательства в сфере услуг с годовым доходом, не превышающим, скажем, 6 млн тенге. 

Как видно, в существующей инфраструктуре поддержки бизнеса отсутствует разветвленная и специализированная сеть юридических фирм и адвокатских контор, занимающихся защитой бизнеса, несмотря на то, что предпринимательство по своему правовому статусу в настоящее время не относится к институт, достаточно защищенному, а малый бизнес в особенности.

Между тем правозащитная деятельность в отношении субъектов малого бизнеса является весьма и весьма актуальной и, по нашему мнению, вопросом национальной безопасности.

- Как сложившаяся ситуация влияет на качество юриспруденции?

- Юридический бизнес, а именно адвокатская деятельность, в настоящее время является крайне уязвимым. Многие называют всех юристов адвокатами и слабо понимают, в чем разница. Между тем сейчас это вопрос принципиальной важности: считаю, что необходим закон, который захлопнет перед квазиадвокатами дверь в зал суда.

Адвокаты принадлежат к людям "свободной профессии", как и независимые журналисты или частнопрактикующие врачи. Только присвоение статуса адвоката даёт право осуществлять адвокатскую деятельность.

Сейчас, по закону, для представления интересов клиента в суде достаточно иметь доверенность и диплом о юридическом образовании. При этом правозащитник может иметь судимость или даже быть психически нездоровым. Поэтому адвокаты за то, чтобы была градация допуска в суды только адвокатов.

Цена – еще одна важная причина, из-за которой люди часто обращаются к недобросовестным юристам или шарлатанам. Квалифицированные юруслуги стоят дорого: статус адвоката добавляет в цене, а возмещение судебных издержек судьи определяют по каким-то, только им понятным, расчетам, а не в соответствии с реально потраченными деньгами.

- В Казахстане активно продвигается идея замены налога на добавленную стоимость (НДС) на налог с продаж. Однако представители бизнеса, в частности, Национальная палата предпринимателей (НПП), утверждают, что введение налога с продаж увеличит себестоимость товаров, а малые предприниматели окажутся на грани банкротства. Согласны ли вы с НПП?

- Я соглашусь с мыслью главы государства, что ситуация с НДС действительно имеет коррупционную составляющую, когда практикуются разные схемы возврата НДС. Поэтому перемены в этом направлении нужны, хотя сейчас схема действия в НДС в настоящее время является вполне приемлемой. И это один из видов налога, который большое значение имеет для пополнения бюджета.

В рамках предполагаемой налоговой реформы планируется введение налога с продаж, который заменит НДС во всех секторах экономики, кроме розничной торговли. А уже для розничной торговли - розничный налог. Он заменит НДС и корпоративный подоходный налог.

Действие предлагаемого налогового режима распространяется только в отношении доходов, полученных физическими лицами, и действует на предприятия розничной торговли, общественного питания и сферы услуг.

Введение розничного налога также дополнительно вовлечет денежные средства населения в банковский сектор, значительно сократит объем теневого бизнеса, что в свою очередь хорошо отразится на налоговых поступлениях в бюджет.

Налог с продаж - это налог на конечную реализацию. Стоит полагать, что в заявлении подразумевался все-таки налог с оборота. Данный налог, в отличие от НДС, имеет каскадный эффект, то есть при продаже товара каждый раз облагается вся стоимость товара, поэтому его размер не должен быть высоким. Например, если размер налога будет 3 процента, то при продаже по цепочке "производитель - оптовый продавец - розничный продавец" налог будет уплачен каждым звеном цепочки, в том числе будет начисляться налог на уже начисленный налог. В итоге сумма налога будет больше 9 процентов в зависимости от того, насколько будет увеличиваться цена при каждой последующей продаже. В реальной экономике цепочка до конечного потребителя может быть гораздо более длинной, поэтому размер налога должен быть очень небольшим, навскидку, порядка от 1% до 3%.

Принцип начисления может быть и таким, когда уплачивать его будет лишь конечный потребитель товара. А перекупщики, приобретающие товар для дальнейшей реализации, будут освобождены от уплаты. Тогда стоимость товара не "вздуется", но суммы бюджетных поступлений будут незначительными.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.