Чем может обернуться списание долгов для казахстанцев

К настоящему времени механизм реализации инициативы не проработан в должной мере, что несет в себе определенные риски

2 июля 2019 года
    

Специально для LS независимый экономист Александр Юрин проанализировал предстоящее погашение правительством кредитов физических лиц. Ниже приводится его разбор.

Самой обсуждаемой в СМИ и социальных сетях новостью на прошлой неделе стала объявленная властями акция о списании долгов некоторым социально уязвимым категориям населения. Указ президента "О мерах по снижению долговой нагрузки граждан РК" был подписан и опубликован на сайте Акорды 26 июня и тут же привлек к себе большое внимание общественности.

Новость о грядущем списании долгов сразу же породила волну "хайпа", не спадающую до сих пор. Тем не менее журналисты и блогеры уделили сравнительно мало внимания "технической" стороне вопроса – процедурам списания долгов и механизму финансирования мероприятия. А, как известно, дьявол всегда кроется в деталях.

Конкретной информации по поводу механизмов реализации озвученной инициативы очень мало. "Технические" аспекты реализации указа были вскользь затронуты на брифинге с участием руководителей ряда ведомств. Кроме того, минимальные разъяснения в субботу опубликовал Национальный банк на своем сайте. Вслед за ним министерство труда и социальной защиты разместило на своем сайте проекты постановления правительства "О некоторых вопросах использования средств, выделенных на снижение долговой нагрузки граждан РК" и "Правил использования средств, выделенных на снижение долговой нагрузки граждан РК" (Правила).

Даже при беглом ознакомлении с упомянутыми выше документами становится ясно, что они разрабатывались спешно, буквально "на коленке". Принятию подобного рода документов, включая проекты указов первого лица, обычно предшествуют длительные процедуры согласования между заинтересованным ведомствами. Однако текст указа выглядит довольно сырым, а выступления глав ведомств свидетельствуют о том, что механизмы реализации заявленной инициативы не были проработаны в должной мере. В то же время властями были объявлены крайне сжатые сроки реализации инициативы: на процедуры, связанные с погашением долгов целевых групп населения, отводится всего два месяца. Вполне очевидно, что подобный подход сопряжен с целым рядом рисков.

 Погашение долгов социально уязвимых слоев населения

автор материала Александр ЮринПервое, что привлекает внимание в тексте соответствующего указа, – это перечисление категорий граждан, долги которых могут быть погашены за счет государства: "должниками по указанным займам являются многодетные семьи, семьи, получающие выплаты по случаю потери кормильца, семьи, имеющие детей-инвалидов, инвалидов с детства старше 18 лет, получатели государственной адресной социальной помощи; дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, не достигшие двадцати девяти лет, потерявшие родителей до совершеннолетия". Из-за сплошного перечисления признаков выделить однозначно конкретные категории бенефициаров акции несколько затруднительно. Например, из текста документа не до конца понятно, будут ли погашены долги всех без исключения многодетных семей, или же только тех из них, к которым относятся все перечисленные признаки. С другой стороны, вся семья целиком не может выступать заемщиком: кредит может быть оформлен на отдельное физическое лицо, т.е. на отдельного члена семьи. Как быть, если заемщиков в одной семье двое, и у каждого имеются обязательства по займу свыше 300 тыс. тенге, которые будут являться "потолком" размера компенсации согласно тексту указа? Четкого ответа на этот вопрос нам найти так и не удалось.

Судя по информации, которую озвучили руководители заинтересованных ведомств на брифинге 27 июня, и содержанию проекта Правил, списки заемщиков, которые получат помощь государства, будут формировать на основе базы получателей адресной социальной помощи, сформированной министерством труда и социальных отношений. Механизм распределения помощи не предполагает непосредственного обращения заемщиков в банки, а перечень "счастливчиков" будет определяться в закрытом режиме. В то же время неконкретное определение категорий потенциальных получателей помощи в указе открывает возможности для использования "гибкого подхода". В этой ситуации очень высока вероятность того, что многие из тех, кто после бурного освещения инициативы властей в информационном пространстве стал рассчитывать на погашение своих долгов за счет бюджета, в итоге помощи не дождутся и пополнят ряды недовольных социальной политикой государства.

Вызывает вопрос также максимальная сумма задолженности по займу, определенная в рамках акции, – 3 млн тенге. С одной стороны, абсолютно непонятно, как заемщик из социально уязвимых слоев населения может набрать такую сумму беззалоговых кредитов с учетом требований к банкам и микрофинансовым организация по наличию механизмов оценки кредитного риска. С другой стороны, непонятно, о каком долге здесь идет речь. Так, исходя из текста указа можно сделать вывод, что речь идет о сумме задолженности по одному займу, требования по которому будут погашаться государством. В то же время из выступления заместителя председателя Национального банка О. Смолякова на брифинге следовало, что речь здесь идет обо всех займах лица, подпадающего под действие акции властей. Таким образом, сейчас сложно делать выводы о том, как положения указа будут интерпретироваться на практике при формировании списков заемщиков, чьи долги будут оплачиваться за счет бюджета.

В рамках акции будет погашаться задолженность только по беззалоговым займам, что выглядит несколько странно. И здесь у нас возникают некоторые сомнения в том, что главной целью акции является поддержка малоимущих семей и представителей социально уязвимых групп населения. Беззалоговые займы – это довольно рискованный вид кредитования: восстановить стоимость необеспеченного кредита в случае неисполнения заемщиков своих обязательств в целом может быть проблематично. И если предположить, что изначально списки должников будут готовиться банками и МФО (а судя по выступлению чиновников на брифинге это будет именно так), то они будут включать в них в первую очередь тех заемщиков, которые не обслуживают займы. В этой ситуации мы будем наблюдать не столько поддержку социально уязвимых слоев, сколько очистку балансов банков и МФО от токсичных займов с компенсацией убытков за счет средств налогоплательщиков. В итоге банки вместо неработающих займов получат "живые" деньги, которые с высокой степенью вероятности пойдут либо на выдачу новых потребительских кредитов, либо будут размещены в инструментах Национального банка.

Кроме того, имеются определенные вопросы по поводу механизмов контроля за целевым расходованием выделяемых для реализации инициативы средств. В проекте Правил указывается, что Национальный банк будет осуществлять проверку предоставленной банками и МФО информации на предмет достоверности, однако абсолютно непонятно, как на практике будет осуществляться сверка данных по нескольким сотням тысяч заемщиков. 

 Списание начисленных штрафных санкций по займам

Указ предполагает также, что правительство и Национальный банк должны "принять меры по списанию гражданам Казахстана, имеющим беззалоговые потребительские займы в банках и микрофинансовых организациях, начисленных штрафов и пени по состоянию на 1 июля 2019 года".

В ходе брифинга министр финансов и зампред Нацбанка убеждали нас, что списание будет проводиться преимущественно за счет самих банков, которые якобы пожертвуют своими прибылями ради благих целей. При этом требования по выплате штрафов и пеней якобы будут выкупаться с серьезным дисконтом Фондом проблемных кредитов (ФПК).

Однако штрафные санкции представляют собой, по сути, дополнительные доходы, которые начисляет себе банк в случае нарушения клиентом условий кредитного договора. Если заем не обслуживается, то штрафные санкции не превращаются в реальные денежные платежи и "висят" на балансе, причем их размер все время растет. Таки образом, банки по факту за "живые деньги" продадут ФПК свои требования, большая часть из которых в противном случае вряд ли была бы удовлетворена клиентами.

По факту банки в этой ситуации не несут никаких потерь и однозначно выигрывают, так как в противном случае им рано или поздно пришлось бы просто списать начисленные штрафные санкции. Однако чиновники, проводившие брифинг, почему-то убеждали нас в том, что банки понесут потери от реализации подобных мер, что на деле не соответствует действительности.   

Ограничение непроцентных платежей по беззалоговым займам 

Наконец, правительству и Национальному банку было предписано принять регуляторные меры, предполагающие "запрет начисления неустойки, комиссий и иных платежей, связанных с выдачей и обслуживанием кредита, по всем беззалоговым потребительским займам физических лиц с просроченной задолженностью свыше 90 дней". Сама формулировка здесь режет глаз: какие могут быть комиссии, связанные с выдачей беззалогового потребительского займа с просроченной задолженностью свыше 90 дней? Ведь в момент выдачи займа по нему в принципе не может быть никаких просрочек, так как его обслуживание еще не началось.

В то же время здесь нужно напомнить тот факт, что вплоть до марта текущего года судебная практика свидетельствовала о том, что львиная доля комиссий начислялась банками не вполне законно, причем относится это не только к беззалоговым потребительским займам. C 2012 года заемщики банков регулярно выигрывали споры о незаконном удержании комиссий, причем счет выигранных заемщиками в судах различных инстанций дел в начале текущего года шел уже на десятки тысяч. Однако в апреле текущего года Верховный суд по непонятными причинам пересмотрел судебную практику, у суды начали отказывать в удовлетворении исков заемщиков о незаконном начислении комиссий банками (об этом мы уже писали в статье "Заемщики против банков: к кому казахстанская Фемида повернется лицом?").

Таким образом, в апреле текущего года казахстанская судебная система своими действиями серьезно ограничила права заемщиков банков. Теперь же мы видим, что по факту это ограничение прав закрепляется в законодательстве под благовидным предлогом. 

За чей счет банкет? 

На брифинге также были озвучены предполагаемые источники финансирования инициативы по погашению долга представителей социально уязвимых групп и списанию штрафных санкций по займам всех остальных категорий населения. Выделение средств будет происходить через ФПК, который принадлежит правительству, а общая стоимость реализации инициативы составит 105 млрд тенге, из которых большая часть – 87,5 млрд тенге – будет выделена из бюджета. На выступлении министра финансов Алихана Смаилова на "отчетной встрече населением" он отметил, что доходы республиканского бюджета за 5 мес. текущего года превысили план на 130,3 млрд тенге, однако очевидно, что в текущем году государство будет вынуждено понести серьезные внеплановые расходы на восстановление Арыси, масштаб которых пока неясен. Так что инициативу властей по оплате кредитов уязвимых слоев населения придется, скорее всего, оплачивать средствами Национального фонда.

В проекте Правил указывается, что средства для реализации инициативы будут перечисляться министерством труда и социальной защиты в ФПК, однако не совсем понятно, как будет выглядеть этот процесс в деталях.  Вероятнее всего, это будет дополнительная капитализация ФПК, которая отразится в республиканском бюджете не как затраты, а как приобретение финансовых активов. В качестве потенциальной альтернативы в данном случае может рассматриваться также выпуск фондом долговых ценных бумаг по очень низким ставкам и с очень длительными сроками погашения, которые будут выкуплены за счет средств Национального фонда и надолго осядут в нем как тенговые активы. Такая практика уже имела место при финансировании квазигосударственного сектора в прошлом.

Остальная часть суммы – порядка 17,5 млрд тенге, которые пойдут на выкуп требований по начисленным штрафным санкциям, – будет привлечена ФПК через выпуск облигаций. И здесь вполне логично возникает вопрос о том, кто выступит покупателем облигаций, которые эмитируются для безвозмездного погашения долга некоторых заемщиков перед банками? Главным покупателем ценных бумаг в Казахстане является ЕНПФ, и возникают некоторые подозрения, что начисленные штрафные санкции будут выкупаться за счет пенсионных активов. Впрочем, эти облигации могут быть выкуплены и за счет средств Национального фонда.

Стоит также отметить, что проект правил предусматривает оплату услуг ФПК по перечислению средств в банки и МФО. Иными словами, часть выделенных средств пойдет в доход ФПК, а не на оплату обязательств заемщиков.

Некоторые выводы 

I. К настоящему времени механизм реализации инициативы не проработан в должной мере, что несет в себе определенные риски. С учетом крайне сжатых сроков маловероятно, что "узкие места" будут вовремя устранены и не окажут негативного влияния на качество ее реализации предусмотренных властями мер.

II. Реализация инициативы как в части погашения займов уязвимых слоев населения, так и в части списания штрафных санкций всех заемщиков однозначно выгодна банкам и МФО, входящим в реестр Национального банка. Она по непонятным причинам не затрагивает нерегулируемый в настоящее время сегмент небанковского кредитования, в котором имеется целый ворох нерешенных проблем. Стоит особенно отметить, что в ее реализации в силу объективных мотивов должны быть особенно заинтересованы некоторые казахстанские банки, явно специализирующиеся на беззалоговом розничном кредитовании. 

III. Формирование списка заемщиков, которых коснется инициатива по списанию задолженности, будет происходить в закрытом режиме. Реализация данной меры не будет контролироваться обществом в должной мере, в силу чего резко возрастает риск коррупционных правонарушений при распределении средств. Кроме того, официальные лица не упоминали о том, в каком формате будет предоставляться отчетность по списанию займов и штрафных санкций, и будут ли опубликована информация об израсходованных суммах в разрезе отдельных финансовых институтов. Иными словами, пока неясно, можно ли будет в будущем назвать конкретных бенефициаров акции из числа финансовых организаций. 

IV. С учетом "закрытого" процесса формирования списков заемщиков, долги которых будут погашаться за счет государства, и не вполне конкретно сформулированного перечня социальных групп, на представителей которых будет распространяться данная мера, вполне возможна ситуация, когда помощь будет предоставлена далеко не всем, кто стал на нее рассчитывать после анонсирования этой инициативы государством. Через некоторое время мы можем столкнуться с ростом недовольства среди тех, кто рассчитывает в настоящее время получить помощь, однако в итоге не получит ее в силу несовершенства процедур формирования списков.  

V. Социальные расходы на поддержку уязвимых слоев населения и погашение кредитов отдельных групп населения за счет государства (т.е. ресурсов всего общества в целом) – это абсолютно разные вещи. И если большинство рядовых казахстанцев поддерживают тезисы о необходимости поддержки социально уязвимых слоев, то оплата государством долга отдельных представителей этих слоев, судя по реакции социальных сетей, вызывает скорее прохладное, если не сказать негативное отношение. В этом нет ничего удивительного: не стоит путать меры социальной поддержки уязвимых с компенсацией долгов по кредитам, которые отдельные представители этих слоев каким-то образом умудрились получить, за счет средств более обеспеченных слоев общества. Все-таки между социальным обеспечением и социальным иждивенчеством имеется вполне ощутимая грань.

При этом сама инициатива сформулирована таким образом, что соответствие ее декларируемых и реальных целей друг другу вызывает у многих казахстанцев определенные сомнения. В этой ситуации вполне вероятен рост критического отношения населения к проводимой государством политике. 

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Последние новости:
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.