Почему упала прибыль РД КазМунайГаз

Система налогообложения нефтяного сектора несовершенна.

16 августа 2015 года
    

Недавно вышел отчет деятельности "РД КазМунайГаз" за первое полугодие 2015 года.

У компании имеется свой менеджмент, совет директоров и акционеры. Естественно, они оценивают деятельность компании.

Без детального изучения отчетности решил дать небольшие комментарий по деятельности РД.

Итак, компания в первом полугодии заработала около нуля и, думаю, с учетом текущих цен на нефть по итогам года прибыль навряд ли увидят акционеры компании.

Причин, приведшие к убыточности компании, которые нужно детально изучать, - две:
1. Значительное падение цен на нефть.
2. Рост производственных и административных расходов.

Есть еще третья причина, которая косвенно относится к первой - это система налогообложения нефтяников, которая показывает несовершенство системы налогообложения данного сектора.

Начнем по порядку.
Цена на нефть в среднем по полугодиям (первое полугодие 2014 года и первое полугодие 2015 года) упала с 108 долларов за баррель до 57 долларов за баррель.
Чистая цена реализации у РД на внутренний рынок составила 13,5 доллара за баррель или 95 долларов за тонну. Тогда как в 2014 году - 33,2 доллара за баррель или 232 доллара за тонну. Основные продажи нефти у РД приходятся на внутренний рынок. Сокращение выручки за счет снижения цены на внутреннем рынке составила 137 долларов за тонну, или 124 млн долларов США. Увеличение за счет прироста продаж на внутреннем рынке - 4,8 млн доллара США. Итого чистый убыток от внутреннего рынка за счет двух факторов - 119,2 млн долларов США.

В этом аспекте меня больше всего интересует цена реализации на внутреннем рынке, так как 95 долларов за тонну - это достаточно низкая цена нэтбэка, учитывая предельные цены реализации ГСМ в Казахстане.
Это то, на что нужно обратить внимание. Если рассчитать обратным методом от цен реализации внутреннего ГСМ, то цена на нефть должна была продаваться на внутреннем рынке в районе 200-250 долларов за тонну, то есть без изменения цены прошлого года. Тогда бы акционеры получили прибыль в районе 100 млн долларов США.
Естественно, в этом аспекте нужен детальный анализ и большие расчеты, но это тот резерв, над которым нужно работать менеджменту компании.

И еще очень интересный момент - цена реализации нэтбэк в 2015 году на внешний рынок выше чем на внутренний почти в два раза (22 доллара за баррель против 13 долларов за баррель). Это очень парадоксально, учитывая внутренние цены на ГСМ, такого быть не может и не должно быть.

Уменьшение на экспортный рынок за счет цены является объективной величиной, и ее смотреть смысла нет.

Теперь то, что касается производственных и административных расходов.
Основной статьей увеличения затрат по РД является (ВНИМАНИЕ) - рост затрат на заработную плату. По производственному персоналу - 34 процента, по управленческому - 16 процентов.
В денежном выражении - порядка 110 млн долларов США.
Теперь также у меня возникает вопрос. Цены на нефть стремительно падали все второе полугодие 2014 года, нефтяники, металлурги и другие сырьевые компании в один голос просят провести девальвацию тенге, чтобы снизить расходы на оплату труда в долларовом эквиваленте.
Но одновременно происходит увеличение заработной платы на 30 процентов.
Может быть такое увеличение произошло после девальвации 2014 года и, чтобы подравнять, произошло увеличение. Тогда зачем такая девальвация, если ЗП подняли больше, чем сама девальвация 2014 года? И потом, я не уверен, что сразу же поднимают ЗП в компаниях, после девальвации. Должен быть какой-то разумный график с учетом инфляции.
В общем, эта статья расходов также требует дополнительного анализа.
Итого, по двум статьям, если бы была нормальная внутренняя реализация нефти и разумный подход к оплате труда (в период когда все хотят снизить расходы на оплату труда), то акционеры бы получили примерно 200 млн долларов прибыли вместо нуля по итогам первого полугодия, или около 37 млрд тенге.

Все это говорит о несовершенстве государственного управления частными компаниями. Как бы мы ни хотели, даже если компания публичная, но принадлежит государству, ждать высокой эффективности от нее не приходится.

Теперь про систему налогообложения.
Нефтяники уплачивают три базовых налога, которые значительно влияют на себестоимость реализации:
1. Рентный налог на экспорт.
Поступления от данного налога полностью поступают в национальный фонд. Ставка является прогрессивной, и чем ниже цена, тем меньше доля налогов в структуре себестоимости. В принципе, логично, за счет прогрессивной шкалы, государство забирает часть избыточной доходности как собственник недр. Однако давно я писал статью, что сама система не совсем верная, так как иногда получается, что для нефтяников выгоднее цена ниже, чем выше, особенно это касается пороговых значений цен при изменения ставок. Ставки варируются в пределах от 0 до 32 процентов.
2. НДПИ - налог на добычу полезных ископаемых, который также зачисляется в Национальный фонд. Если первый налог зависит от количества нефти, проданной на экспорт, то НДПИ зависит от количества добытого сырья в год. Ставки изменяются от 3 процентов и до 18 процентов.
Если компания добывает до 250 тыс тонн, то платит 3 процента, если больше 10 млн тонн, то 18 процентов.
На чем основывался наш законодатель, не совсем понятно. Наверное, исходя из себестоимости добычи на месторождениях. Но это не совсем верно. Я не уверен, что на крупных месторождениях себестоимость значительно ниже, чем на мелких месторождениях. При этом качество нефти везде разное, и существует очень много нюансов, от которых зависит себестоимость нефти. Также такая система совсем не стимулирует увеличение добычи нефти на месторождениях.
В общем, полностью не согласен с методикой налогообложения недропользователей НДПИ.
В этом аспекте должен быть другой подход, как-нибудь напишу свой вариант налогообложения.
3. Экспортная таможенная пошлина равна 60 долларам за тонну. Самый непродуманный вариант налогообложения. Его еще можно назвать поушальный налог. То есть, когда просто платится фиксированная цена. Для товаров, которые подвержены колебаниям, установление фиксированной ставки крайне непрофессионально, так как в структуре цены данный налог будет постоянно изменяться. Например, сейчас цена 49 долларов США за баррель. ЭТП - 60 долларов, или 8,6 долларов за баррель. Итого получается 17,4% в цене только ЭТП! Отнимем отсюда 7 процентов рентного налога - 3,4 доллара и НДПИ (в среднем 9 процентов) - 4,4 доллара США.
Транспортировку до рынков сбыта - 7 долларов за баррель и скидку трейдера в районе 3 долларов за баррель.
Итого чистая цена для нефтяников составляет 25,6 доллара за баррель. Это на пределе себестоимости операционной, а у некоторых компаний, особенно которые только начинают добычу, - гораздо ниже себестоимости.
ЭТП вводили для пополнения бюджета в период высоких цен на нефть. Сейчас ее снижают неохотно и все по той же причине, а именно за счет того, что бюджет недополучит дополнительные налоги. Однако нужно не забывать про КПН, что бюджет на самом деле получает не 60 долларов, а 60х0.8, так как 20 процентов - это замещение КПН.
По своей сути, ЭТП - это тот же самый рентный налог на экспорт, отличие только в фиксированной ставке и распределении - мифическое распределение между бюджетом и Национальным фондом.
Логичнее, естественно, устанавливать ставку ЭТП в зависимости от мировой цены на нефть, например, брать среднемесячный платц предыдущего месяца отгрузки.

Естественно, сейчас никто не пойдет на снижение налогового бремени для нефтяников, ввиду того, что сейчас значительный дефицит бюджета, но та же самая девальвация будет у меня вызывать кучу вопросов, когда происходит рост затрат на оплату труда в период переоценки валюты.

Галим Хусаинов,

председатель правления BRB Invest.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.