Нужно запретить финансировать госпроекты из ЕНПФ - Сатпаев

Председатель Общественного совета ЕНПФ считает, что пенсионную систему должны перестать воспринимать, как дополнительную "кормушку"

4 апреля 2017 года
    

Общественный совет при Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ) не собирается превращаться в "прикроватную тумбочку" самого ЕНПФ или Национального банка. У организации более амбициозные цели, считает председатель совета Досым Сатпаев. По его словам, этому свидетельствует активная деятельность в первые два месяца существования. В беседе с LS он высказал свое мнение о том, почему нынешняя пенсионная система страны - это не только финансовая, но и политическая бомба замедленного действия.

- Досым Асылбекович, можете рассказать, как идет работа общественного совета при ЕНПФ? 

- Это довольно интересный опыт для Казахстана. Его создание инициировало новое руководство самого ЕНПФ после тех финансовых скандалов, которые были связаны с прежними шефами пенсионного фонда. В отличие от опыта министерств и акиматов, где было создано немало в основном спящих общественных советов, механизм формирования совета ЕНПФ дал системный сбой. Так как отбор его членов осуществлялся без цензуры и строгой фильтрации, как это обычно бывает.

Я был удивлен, когда получил приглашение поучаствовать в этом совете. Также неожиданным было избрание меня большинством голосов председателем. Кстати, моя функция как председателя и как политолога, а не финансиста, состоит в том, чтобы помочь Общественному совету встать на рельсы конкретной практической работы. Думаю, работать в этом качестве буду около трех месяцев. Чуть позже хотелось бы передать этот пост уже тем членам совета, которые будут курировать аналитическую работу.

На данный момент в состав вошли 30 человек. Совет получился довольно репрезентативным, разношерстным и независимым. Среди членов есть и финансисты, и общественные деятели, и политологи, и вкладчики, и представители профсоюзных движений, и журналисты. Конечно, в такой разношерстности есть и свои слабые стороны, так как довольно трудно консолидировать работу людей представляющих разные профессиональные сегменты и ставящие разные цели своего участия в совете. Но большим плюсом является то, что этим советом практически невозможно манипулировать, так как главная задача совета – это не роль "прикроватной тумбочки" для ЕНПФ или Нацбанка.

Хуже уже не будет

Насколько я понял, у инициаторов его создания, возможно, было просто желание повысить доверие к пенсионной системе Казахстана за счет создания этого совета. Но у большинства его членов более глобальные цели.

Понятно, что Общественный совет - это не менеджмент ЕНПФ. Мы не занимаемся управлением пенсионными активами, имея консультативно-совещательный статус. И нам, возможно, еще будут ставить палки в колеса все те, кто ничего менять не хочет. Хотя во время встречи с председателем Национального банка Данияром Акишевым после создания Общественного совета он выразил принципиальное согласие сотрудничать с советом. Акишев ждет от нас конкретных предложений и рекомендаций, в том числе в рамках разработки видения развития пенсионной системы с точки зрения повышения ее эффективности. По крайней мере, всегда есть, пусть маленькая, но возможность стать дополнительным каналом для социального лоббирования общественных интересов в этой сфере.

Хуже уже не будет. Ведь если есть хоть один небольшой шанс что-то изменить в лучшую сторону, то этим надо воспользоваться.  Это понимает большинство членов Общественного совета, которые готовы тратить на это свое свободное от работы время в качестве дополнительной бесплатной общественной нагрузки. В том числе для того, чтобы открыть пенсионный шкаф, чтобы на обозрение публики вывались все те скелеты, которые там долгое время прятались от простых вкладчиков.

Мы стали выяснять о расходовании пенсионных средств

Наш Общественный совет напоминает того самого "троянского коня", который оказался внутри когда-то закрытой и хорошо защищаемой крепости под названием "пенсионная система Казахстана". И этот "троянский конь" уже начал свою деятельность.

Через несколько дней после своего создания совет впервые опробовал такой механизм болевых ударов, как публичный запрос в государственные структуры по поводу эффективности расходования пенсионных денег на различные цели. В частотности, получили ответ Национального банка на запрос о тех 50 миллиардах тенге пенсионных денег, которые хотели направить на поддержку ж/д отрасли.

Хотя сама практика запросов - это лишь один из коммуникационных инструментов, который схож с "петиционной демократией", мы будем продолжать задавать неудобные вопросы, чтобы постепенно приподнимать крышку пенсионного котла, куда лезут все, кому не лень, но не имеют доступ сами вкладчики.

Кстати, когда стали появляться неудобные вопросы о расходовании пенсионных денег, тут же проснулись некоторые госструктуры, которые несут ответственность за этот процесс. Теперь уже пытаются объяснить, что там происходит с этими деньгами. Как с теми 17,5 млрд тенге, которые в прошлом году были выделены на закупку 1,1 тыс. железнодорожных платформ для перевозок контейнеров. Процесс срывания черного покрывала с пенсионной системы только начался. Понятно, что народу не все скажут и покажут. Но вода камень точит. После создания Общественного совета со стороны MEGA Silk Way, например, были досрочно погашены 5 млрд тенге в рамках займа, полученного от "Байтерек Development". И это также были пенсионные деньги. Оставшиеся 10 млрд тенге будут выплачены в ближайшие месяцы. То есть процесс пошел.

Совет разделен на две группы

При этом наша конечная цель - это не охота на ведьм, а охота на новые идеи по реформированию пенсионной системы страны в интересах рядовых вкладчиков. Поэтому после первого заседания в конце февраля текущего года мы получили большое количество предложений и рекомендаций по реформированию существующей неэффективной и невыгодной для вкладчиков пенсионной системы.

Кстати, тогда же была открыта группа "Общественный совет ЕНПФ" в Facebook, где также собирались эти предложения. На основе этих предложений и рекомендаций уже на втором заседании, которое прошло 15 марта, было принято решение о создании двух рабочих групп.

Первая будет заниматься аналитической работой, для того чтобы, не затягивая, подготовить публичный доклад (своего рола "белая книга") для государственных структур с конкретными предложениями по реформированию накопительной пенсионной системы. Эту группу возглавил известный казахстанский финансист и человек с независимой профессиональной и гражданской позицией Азамат Джолдасбеков.

Вторая группа по коммуникационной работе была создана для повышения прозрачности деятельности самого ЕНПФ и всего того, что связано с пенсионной системой. Эта просьба часто звучала в тех предложениях казахстанцев, которые мы получили. Руководителем этой группы стала Жанна Ильичева. В принципе с этого момента Общественный совет берет на себя функцию публичного Think tank, чтобы в рамках своей деятельности, возможно, недолгой, подготовить и озвучить свое видение того, что государство должно сделать с пенсионной системой в первую очередь в интересах вкладчиков под лозунгом "Доверие. Прозрачность. Доходность и сохранность".

- Когда будут предложены какие-то изменения?

- Скорее всего, уже 20 апреля текущего года на третьем заседании. На нем как минимум будет представлен черновой вариант тех предложений и рекомендаций, который совет вынесет на рассмотрение госструктурам, отвечающим за развитие пенсионной системы. Возможно, к концу весны этого года документ будет подготовлен. Перед этим, в начале апреля, Общественный совет собирается провести первую публичную экспертную дискуссию в формате круглого стола по анализу всех болевых точек текущей пенсионной системы. В частности, у некоторых членов совета есть интерес получить актуарные расчеты по выплатам будущих пенсий с точки зрения долгосрочных демографических трендов. Возможно после этого наша команда также продолжит практику публичных запросов в адрес тех структур, которые отвечают за эту систему. Затем, после подготовки аналитического доклада Общественного совета, должна пройти его публичная презентация в рамках уже второй экспертной встречи перед тем, как передать его Нацбанку, парламенту и правительству. По крайней мере нам надо постараться все это реализовать.  

- Какое у вас личное мнение по поводу ЕНПФ?

- Это мнение действительно личное и не является позицией всего Общественного совета. С моей точки зрения, многие еще помнят провалившийся опыт по внедрению чилийской модели пенсионных накоплений. Затем этим занимались различные негосударственные пенсионные фонды, большинство из которых было аффилировано с банками и другими финансово-экономическими структурами. Те в свою очередь были связаны с политической элитой. Как видно, попытки собрать все эти активы под одну крышу ЕНПФ также не стало гарантией более эффективного управления пенсионными вкладами, тем более что существенный удар по этим вкладам нанесли инфляция с девальвацией. После объединения фондов в Единый накопительный пенсионный фонд вдруг было заявлено о списании около 90 млрд тенге пенсионных накоплений граждан страны. Все это напоминает дырявое ведро, куда казахстанцев заставляют постоянно отчислять свои 10% c заработанных честным трудом денег.

Я думаю, что в создании ЕНПФ за счет объединения негосударственных пенсионных фондов также было больше конъюнктуры, чем стратегического подхода. Просто кому-то захотелось, объединив в один кошелек все пенсионные накопления, превратить этот фонд во второй государственный бюджет или Национальный фонд, откуда можно было бы тратить деньги на различные государственные проекты.

Не стоит забывать, что ЕНПФ был создан в период тяжелой финансово-экономический ситуации в стране, виновником которой были не только внешние факторы, но и наши горе-управленцы как в государственных или квазигосударственных структурах, так и в различных финансовых организациях.

Более того, создание ЕНПФ вообще привело к большому конфликту интересов, когда пенсионными деньгами стал заниматься Национальный банк, над которым еще стоит напоминающий масонскую ложу Совет по управлению Национальным фондом. Рядом примостилось правительство, различные министерства и те квазигосударственные структуры, которые лезут со своими ложками в пенсионный котел. Добавьте сюда еще большинство наших банков, которые также имеют в своих активах пенсионные деньги. При этом финансовая стабильность самих банков довольно зыбкая. Многие из них вообще держаться только за счет своих крупных акционеров в лице тех представителей бизнес сообщества, которые аффилированы с политической элитой.

Выходит, что за счет рядовых вкладчиков пенсионного фонда наша элита поддерживает различные финансовые структуры, с которой сама же и связана. То есть вся эта система создана для кого угодно, но не для многих простых рядовых вкладчиков, которые лишь видят выписки по своим пенсионным накоплениям, где их инвестиционный доход часто намного ниже даже той самой официальной инфляции в 6-8%. Я уже не говорю про инфляцию реальную, которая, скорее всего, намного выше.

Что делать?

На данный момент, считаю, что необходимо ввести мораторий на использование пенсионных средств ЕНПФ для финансирования различных государственных проектов до проведения аудита самого фонда и анализа эффективности уже потраченных правительством денег.

Кстати, как отмечают некоторые эксперты, особенную обеспокоенность вызывает сохранность пенсионных накоплений в банковской системе, где некоторые банки уже оказались на грани дефолта. Как показывает практика, наши чиновники очень плохие менеджеры, так как привыкли распоряжаться больше чужими, а не своими средствами. Так было с деньгами "будущих поколений" из Национального фонда. Теперь это происходит с деньгами "будущих пенсионеров".

Все разговоры о возвратности выделяемых средств также вызывают сомнение. Если даже у президента в свое время возник вопрос к правительству по поводу тех $10 млрд долларов, которые когда-то были выделены из Нацфонда на спасение нескольких системообразующих банков страны.

В конечном счете надо отбить охоту у чиновников залезать в чужие кошельки. Только рядовой вкладчик пенсионного фонда, а не правительство, может решать, куда следует инвестировать его деньги, а куда лезть не стоит. 

Кстати

Определенное беспокойство вызывают появившиеся разговоры в некоторых государственных структурах о возможности отказа от практики компенсации за инфляционные потери при выходе на пенсию. Сейчас такая компенсация существует. Она перешла по наследству от негосударственных пенсионных фондов в ЕНПФ. И если раньше ее должны были платить фонды, то теперь это делает государство.

Хотя это логично, так как за уровень инфляции у нас отвечает именно государство в лице того же правительства. А оно у нас традиционно не любит делиться. Брать любит, а отдавать нет. Поэтому будут попытки отказаться от такой компенсации, чтобы не нести растущие финансовые обязательства перед будущими пенсионерами. Но это еще больше ударит и так по низкому доверию к действующей пенсионной системе.  Выходит, что куда не кинь, везде клин, а ведь это может угрожать и самой власти.

- Каким образом?

Как в экономике есть такое понятие, как "эффект отложенного спроса", так и в политике есть такое явление как "эффект отложенного напряжения". Неэффективная, непрозрачная пенсионная система - это потенциальная социальная бомба, которая может рано или поздно взорваться по аналогии с земельными митингами. Тем более что прецеденты такого рода уже были по поводу повышения пенсионного возраста для женщин.

Кстати, с 1 января 2018 года поэтапное повышение этого пенсионного возраста уже начнется. Но опять тишина. Государственные структуры об этом молчат. Хотя с моей точки зрения, сначала следует навести порядок в пенсионной системе, повысить к ней доверие, а потом уже проводить этот очередной эксперимент.

Что касается цифр, то, по официальным данным, у 78% вкладчиков ЕНПФ средняя сумма накоплений составляет меньше 1 млн тенге и варьируется от 827,7 тыс. тенге у мужчин до 623,8 тыс. тенге у женщин. У 21% вкладчиков фонда она составляет от 1 до 5 млн тенге. И только свыше 5 млн тенге на счету у 1% вкладчиков.

В принципе классическая картина перевернутой социальной пирамиды, где средним классом пока и не пахнет. Хотя, есть и другое объяснение. Это недоверие к существующей налоговой системе, наличие серых зарплат, а если копнуть глубже, то отсутствие надежды у многих на то, что будущие пенсионные накопления вообще сохранятся. Следует добавить сюда еще около 2,2 млн самозанятых людей, которые давно уже выпали из системы пенсионных накоплений. Вообще отсутствует внятная и четкая государственная политика по поводу этой протестной группы. Как хотят подключить их к пенсионной системе – неясно. Тем более при наличии низкого доверия. Максимум на что могут рассчитывать эти люди в пенсионном возрасте, это минимальное пособие по старости. А каким оно будет через годы, с учетом инфляций и девальваций, никто сказать не может. Более того, количество таких людей может быть больше. Ведь число активных вкладчиков за 2016 год, которые в течение года делали в ЕНПФ от одного до 12 отчислений, составляет всего 5,8 млн человек. В то время как, по официальным цифрам, в 2016 году около 8,4 млн человек от экономически активного населения имели стабильный заработок.

Власть должна понимать, что пенсионная система является одним из важных элементов поддержания социальной стабильности сегодня и в перспективе. Это один из оголенных нервов социально-экономической конструкции всего государства, который сейчас вызывает большое раздражение у многих граждан.

- Как вы думаете, каким должен быть ЕНПФ?

- Именно на этот вопрос и должна ответить первая рабочая группа, созданная в рамках Общественного совета по выработке рекомендаций для реформирования пенсионной системы. Там собрались профессионалы своего дела, которые сейчас анализируют те предложения, которые были собраны именно с этой целью.

Со своей стороны, могу добавить, что во время встречи с председателем Национального банка был довольно откровенный и честный разговор без реверансов. Я привел слова самого Акишева о том, когда он говорил о возможности появления в Казахстане управляющих компаний, которые могли бы дать возможность гражданам страны управлять своими пенсионными активами. Было сказано "А", но не сказано "Б": какая схема будет, когда и что конкретно от этого выиграют вкладчики. В связи с этим, уже на втором заседании Общественного совета ЕНПФ заместитель председателя Нацбанка  Дина Галиева впервые публично озвучила некоторые детали того, что на самом деле лоббирует Нацбанк.

Согласно планам Нацбанка, ЕНПФ останется учетным центром объема пенсионных средств и количества индивидуальных пенсионных счетов. Он также будет рассчитывать государственную гарантию по пенсионным активам, делать актуарные расчеты по устойчивости накопительной пенсионной системы. При этом вкладчик имеет право переводить свои пенсионные средства из одной компании по управлению пенсионными активами в другую раз в два года. То есть вкладчик приходит в ЕНПФ и выбирает компанию по управлению пенсионными активами, а ЕНПФ вместе с Нацбанком перечисляет его деньги в эту компанию. Кроме того, вкладчик может управлять своим сверхдостаточными накоплениями по собственному усмотрению, привлекая для этого частные управляющие компании. Какая сумма будет считаться сверхдостаточной, Нацбанку еще предстоит рассчитать.

- В неформальной беседе вы упоминали, что предлагали возможность досрочного изъятия пенсионных средств.

- Да. Я об этом говорил с Данияром Акишевым. Более того, я передал ему около двадцати наиболее часто задаваемых вопросов рядовых вкладчиков по поводу пенсионной системы Казахстана, которые были адресованы мне после создания Общественного совета.  Многие из них, возможно, не реализуемы на практике, но они отражают главные заботы граждан. Конечно, предложений и рекомендаций для начала проведения пенсионной революции в стране с учетом интересов вкладчиков очень много. Начиная от перевода части пенсионных накоплений в доллары или золото, чтобы защитить их от будущих девальваций и инфляции, и заканчивая возможностью хранения определенной доли пенсионных накоплений на выбранных вкладчиком банковских депозитах под проценты. Но если начать хотя бы с некоторых из инициатив, то доверие многих граждан стран к пенсионной системе Казахстана может восстановиться.

Во-первых, необходимы изменения в Закон "О пенсионном обеспечении", чтобы изменить процедуру изъятия пенсионных накоплений, предоставив возможность вкладчикам право на досрочное частичное изъятие своих пенсионных накоплений. Причинами могут быть тяжелое заболевание вкладчика, тяжелая болезнь его ребенка или желание вкладчика приобрести недвижимость по ипотеке. С точки зрения простой логики, лучше быть живым, излечившись от болезни, используя для этого часть пенсионных накоплений, чем мертвым, но при своих пенсионных деньгах, которыми уже никогда сможешь воспользоваться.

И здесь часто в качестве примера приводят опыт Сингапура, где у вкладчиков единого пенсионного фонда изначально есть три счета: специальный, где копятся деньги, которые можно снять только с момента выхода на пенсию; обычный, с которого накопленные финансы можно использовать на разные цели, от покупки недвижимости до получения образования и медицинский счет, с которого оплачивается лечение вкладчика. Что касается покупки жилья, то эксперты отмечают такую интересную сингапурскую схему. При покупке жилья человек сам выплачивает первый взнос за жилье в размере 5%. Остальная сумма либо покрывается из накопительных пенсионных сбережений, либо за счет банковского кредита. Банки на это охотно идут, так как, выданный банковский кредит затем закрывается за счет ежемесячных пенсионных отчислений.

Конечно, в отличие от Сингапура уровень жизни большинства казахстанцев не очень высок. Как и существующие заработные платы, с которых можно делать пенсионные отчисления. Но одним из стимулов привлечь в пенсионную систему казахстанцев является наличие возможности гибкого использования своих пенсионных накоплений, не дожидаясь выхода на пенсию.

Например, довольно интересным является рекомендация по достижении 55 лет предоставить возможность любому вкладчику снять до 25% (или выше) от своих пенсионных накоплений. Сейчас в рамках нашего пенсионного законодательства женщинам, достигшим 50 лет, и мужчинам в возрасте от 55 лет только разрешено переводить свои накопления в страховые компании для приобретения пенсионного аннуитета. Также есть предложение о том, что если размер накопленных пенсионных средств (в случае досрочного изъятия их части для лечения или покупки жилья) при уходе на пенсию недостаточен, то выход на пенсию может быть отсрочен.  

Во-вторых, можно предоставить вкладчику выбор по поводу того, какой объем своих пенсионных накоплений во время выхода на пенсию он хочет снять. Всю сумму или ее часть. В Сингапуре, по достижении пенсионного возраста у человека такой выбор есть. Он может либо забрать сразу все, что было накоплено во время его трудовой деятельности, либо получать ежемесячную выплату. При этом сингапурский вкладчик знает, что всю ответственность за рациональное или нерациональное расходование всей полученной суммы пенсионных накоплений будет нести только он сам. И рассчитывать на государственную поддержку в случае потери всех денег ему уже не стоит. 

- Насколько высока возможность принятия инструментов изъятия пенсионных денег?

- Люди уже устали, когда их постоянно кормят обещаниями о хорошей старости в будущем. Помню, в советское время была такая шутка: "Нас обещали привести к светлому будущему. Но при этом никто не обещал, что будут кормить по дороге". Если государство хочет повысить доверие граждан к пенсионной системе, надо кормить не только обещаниями, но и давать "пряники" в виде возможности уже сейчас управлять своими пенсионными накоплениями. Речь в том числе идет о возможности досрочного изъятия части этих накоплений, например, при наличии тяжелого заболевания. Конечно, у нас любят делать ссылку на высоко коррумпированную систему здравоохранения. Но, извините, рыба гниет с головы. Если чиновники сами разводят коррупцию в стране, то зачем обвинять граждан в том, что они хотят кого-то обмануть со своими же пенсионными накоплениями? Как можно требовать от граждан доверия к тому, что говорит и делает власть, в том числе в пенсионной системе, если сами чиновники не доверяют своему же народу? В конечном счете предоставить возможность гражданам страны право на досрочное изъятие части своих же пенсионных накоплений - это более честно. Чем постоянно безответственно экспериментировать с этими накоплениями, теряя их по пути и вообще не гарантируя вкладчику ни доходов, ни даже сохранности его пенсионных накоплений в будущем. Начать следует хотя бы с вкладчиков, кто имеет те же 5 млн тенге пенсионных накоплений. Дальше - больше. Когда многие люди увидят, что пенсионные отчисления с белой зарплаты - это не просто какой-то дополнительный налог, как сейчас, а возможность накопить и на свое лечение в будущем, то тогда появится хоть какой-то стимул для работников заставлять своих работодателей вообще делать пенсионные отчисления.  

 

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.