Нацбанку следует сосредоточиться на стабильности цен

Финансовому регулятору приходится искать компромисс между ростом экономики и инфляционным таргетированием

3 апреля 2017 года
    

На протяжении многих лет экономисты пытаются найти подходящую модель денежно-кредитной политики. Казахстан для себя выбрал инфляционное таргетирование (ИТ).

Данная политика начала набирать свою популярность с 1990-х годов и в настоящее время применяется в более чем 30 развитых и развивающихся стран. Однако, в связи с чередой кризисов, возникновением пузырей на отдельных рынках, стали появляться альтернативные подходы, делающие акцент на реальную экономику, например, таргетирование роста номинального ВВП. Находят развитие дополнительные инструменты, такие как “forward guidance” (руководство к будущему), при котором регулятор направляет сигналы рынку о возможных действиях в будущем при наступлении определенных условий.

Центральный банк России перешел к режиму инфляционного таргетирования в 2014 году. Следом, в 2015 году для нивелирование необходимости дорогостоящего поддержания тенге на фиксированном уровне на режим ИТ перешел и Казахстан. Главной целью Национального банка стало не сдерживание курса, а достижение целевого ориентира по инфляции в среднесрочной перспективе. Цель по инфляции в Казахстане на 2016-2017 годы установлена в коридре 6-8%, к 2020 - 3-4%. Насколько выполнимы данные цели, будет зависеть от поведения регулятора и внешних шоков.

В краткосрочной перспективе, стабилизация инфляции может негативно отразиться на производстве. Так в Казахстане, после перехода к таргетированию ценовых показателей на финансовых и других рынках страны реализовались шоки, которые привели к снижению производства. В 2016 году индекс физического объема промышленной продукции составил 98,9% по сравнению с 2015 годом.

После длительного снижения национальной валюты начиная с августа 2015 года, кризиса ликвидности в банковском секторе и прочих шоков, доверие рынка к главному банку страны начало падать. Переход на новый режим помимо сохранения золотовалютных резервов, призван повысить прозрачность и предсказуемость действий регулятора, а также способствовать большей независимости Нацбанка.

С введением новой модели, появился термин “инфляционные ожидания”. Он показывает, каким видят инфляцию население и участники рынка. Инфляционные ожидания могут быть стабильными, несмотря на колебания инфляции в отдельные промежутки времени. Теперь у регулятора появилась возможность маневрировать, опираясь на ожидания. Однако манипулирование ожиданием может привести к утрате силы монетарной политики, если ожидания не будут оправдываться.

Сегодня из-за существенного влияния политики правительства на Нацбанк практически отсутствия независимости, финансовому регулятору приходится искать компромисс между ростом экономики и инфляционным таргетированием, хотя в мандате органа основной целью является стабильность цен.

Так, в 2016 году Нацбанку не следовало снижать ставку столь быстро и сосредоточиться на анализе результатов и достижении одной цели в краткосрочной перспективе. В 2016 году регулятор снизил ставку четыре раза, с 17% до 12% за восемь месяцев. При более медленном снижении процентных ставок, инфляция по итогам года могла войти в коридор, с верхним пределом 8% (факт за 2016 год составил 8.5%). Возникает вопрос, может ли Нацбанк пользоваться базовой ставкой, как инструментом, в полной мере? Например, не проводить резкие снижения и держать на высоком уровне длительное время, если это необходимо для экономики.

Поиск компромиссов Национальным банком напоминает “гибкое инфляционное таргетирование”, где одной из целей является рост номинального ВВП, как это практикует Банк Англии. Не так давно, было объявлено, что Нацбанк должен отвечать не только за инфляцию, но и за рост экономики (официально экономический рост не был включен в цели регулятора).

Есть несколько причин, почему Казахстану не нужно переходить на гибкое инфляционное таргетирование, при котором целью в равной степени являются экономический рост и стабильность цен. Во первых, неуверенность частного сектора относительно реального пути роста экономики усугубляется неопределенностью роста цен. Во вторых, могут возникнуть новые проблемы с ожиданиями по инфляции, которые будут иметь большую волатильность. В третьих, данные по ВВП выходят с большой задержкой и часто пересматриваются, обычно это квартальные данные. В четвертых, нет такого понятия как "правильный" темп роста ВВП. В погоне за ростом, экспансивная монетарная политика может привести к увеличению денежных агрегатов и эмиссии, что в среднесрочной перспективе ведет к инфляции и обесценению валюты.

Принимая во внимание вышеперечисленное, стоит отметить, что Казахстану, а точнее Национальному банку следует сосредоточиться на стабильности цен. Важно отметить, что инфляционное таргетирование не является панацеей от всех болезней. Более того, инфляционное таргетирование не в состоянии справляться с шоковыми издержками, не может поддерживать финансовую стабильность и стимулировать рост, когда это необходимо. Но при всем при этом, если инфляционное таргетирование будет успешным, во время следующего кризиса, спад производства будет менее чувствителен. И самое главное, что такое рост ВВП никому не понятно, а рост цен чувствуют все.

Тимур Абилкасымов, экономист

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.