Мы предлагаем правительству сделать два шага нам навстречу - Любовь Худова

Нелегкие времена сейчас переживает казахстанская легкая промышленность.

16 января 2017 года
    

Предприятия легкой промышленности обеспечивают лишь 10% внутреннего спроса, что намного ниже черты экономической безопасности государства - 30%. Что необходимо сделать для развития отрасли, какие меры предлагают правительству участники рынка, в интервью LS рассказала президент Ассоциации легкой промышленности Любовь Худова.

Собеседница призналась, что, несмотря на кризис в отрасли, говорить о том, что легкая промышленность умирает, еще рано. Она отметила, что для поддержания рынка нужна помощь государства в виде налоговых послаблений.

- Любовь Николаевна, какова сейчас ситуация в вашем секторе?

- Отрасль сейчас переживает трудные времена, но за последние два года объемы производства начали увеличиваться. Рост составляет 7% ежегодно, это хороший показатель. Однако отечественная легкая промышленность удовлетворяет внутренний спрос лишь на 10%, хотя должна минимум на 30%, чтобы обеспечить экономическую безопасность государства. К примеру, в России этот порог приближается к 50%.

Для развития сектора нам необходима поддержка правительства. Многие страны-конкуренты, присутствующие на казахстанском рынке, у себя на родине имеют хорошую поддержку от властей. К примеру, в Кыргызстане предприятия легкой промышленности освобождены от всех видов налогов, они работают по патенту независимо от количества сотрудников. С такими льготными условиями эта страна зашла в Таможенный союз. У нас этого нет.

Власти России снизили НДС на 50% для производителей школьной формы с первого по четвертые классы. Данные послабления намерены применять для пошива всей формы.

Обратите внимание, с чего начал свою работу новый президент Узбекистана – с налоговых преференций для легкой промышленности. Это напрямую ведет к улучшению экономической ситуации в стране и созданию рабочих мест, в том числе для женщин. 

- Какую помощь вы ожидаете от правительства?

- Мы предлагаем сделать хотя бы два шага нам навстречу. Первый - освободить от НДС предприятия легкой промышленности на ближайшие пять лет, пока для Казахстана действует переходной период во Всемирную торговую организацию. Второй шаг - освободить часть прибыли, которая идет на реинвестирование производства от налога. К слову, такая мера действует в Узбекистане еще с 2005 года. В этом случае предприятия могли бы закупать оборудование, расширять производство и не бояться, что это будет облагаться налогом. Тогда бизнесу было бы невыгодно скрывать свою прибыль. Появились бы инвесторы в отрасль.  

 Вот эти две меры мы просим правительство ввести, но этого пока не происходит.

- А акция "покупай казахстанское" помогла отрасли хоть немного оживиться?

- Да, но не в плане каких-то конкретных показателей, а помогла переломить стереотип о том, что импортное всегда лучше. К сожалению, такой посыл укоренился в сознании наших людей за 70 лет правления советской власти, когда был жесткий дефицит импорта.

Но сегодня ситуация в Казахстане совсем другая. Многие предприятия оснащены по последнему слову техники, применяют современные технологии. Изменилась сама психология бизнеса, все стараются ориентироваться на конкретного потребителя.

Перед созданием казбренда мы изучали опыт Турции, там государство поддерживало свои бренды, а позже помогало их продвигать на экспорт. И первое, что сделали в данной стране, – субсидировали торговые площади. Мы об этом просим правительство уже два года. Даже разработали и презентовали в мажилисе специальную программу, но дальше этого дело не пошло.

- Каким вы видите субсидирование?

- Думаю, 50 на 50 было бы нормально. Мы видим опыт Беларуси, где есть специальное постановление правительства, в нем за каждым бутиком закреплен перечень отечественных товаров, которые должны там продаваться. В России законодательно прописано, что не менее 30% торговых площадей должны выделяться под товары местного производства.

А у нас ведь и этого нет, хотя мы предлагали. В Алматы в прошлом году открыли льготные торговые площадки, но через полгода цены на аренду взлетели. Предприятия сами скоро начнут уходить оттуда, потому что не выдерживают такой платы.

- Недавно владелец группы компаний RESMI Кайрат Мажибаев заявил, что Казахстан уже не сможет развить текстильную отрасль на должном уровне. Что вы думаете об этом?

- Он свой выбор сделал – продал что мог. Сейчас от Алматинского хлопчатобумажного комбината остались Armada и Grand Park Almaty.

Возродить комбинат можно, но нужна хорошая поддержка правительства. В Казахстане есть свой хлопок, шерсть, шкуры, но нет перерабатывающих предприятий.

Сегодня все инвесторы стараются создавать производство там, где есть сырье. И в казахстанской текстильной отрасли это возможно. Просто у нас на рынке неравные условия для производителей и импортеров, поэтому инвесторам выгодно привозить сюда готовую продукцию.

К примеру, почему сделали свободный доступ через нашу границу? Те же турецкие, китайские и кыргызские вещи тоннами везут к нам и платят минимальную таможенную пошлину. Некоторые физические лица завозят товар по весу, даже не декларируя его, и продают без всяких сертификатов. А если казахстанские предприятия решат выйти на экспорт, то с них потребуют специальный сертификат по форме СТ-1, а также документы на каждый вид продукции и инвойс.

Если власти так требуют с местных производителей, то почему импортная продукция заходит в страну без всего этого? Пусть ко всем предъявляют одинаковые требования. Иначе отечественным предприятиям легкой промышленности просто невыгодно развиваться и экспортировать, слишком неравные условия. Если государство поможет предприятиям преодолеть все эти трудности, то у отрасли появится хороший шанс на возрождение.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.