Страшны не соседи, а экономный режим казахстанцев - Шаханова

Имея на руках хоть 10 идеальных сценариев по захвату соседнего рынка, реализовать их на практике без крепкого внутреннего тыла сложно

16 мая 2016 года
    

Казахстанским предприятиям надо задуматься о поставке на экспорт недорогой продукции. Как поделилась в интервью с LS экономист Газиза Шаханова, именно производители дешевых товаров будут иметь преимущества на рынке в период всеобщей экономии.

– Газиза, ранее вы говорили, что бизнес остался один на один без поддержки государства и простился с иллюзиями. По итогам первого квартала как изменилась ситуация? Наблюдаете ли улучшение или ухудшение?

– Знаете, раньше я защищала интересы экспортеров, работая в Kaznex Invest. Учитывая, что с некоторых пор я там не работаю и, соответственно, не обладаю степенью свободы, чтобы говорить от имени бизнеса, могу только поделиться своим пониманием вопроса. Наверное, здесь стоит идти от обратного. В краткосрочной перспективе бизнесу нужно ждать поддержки от рядовых потребителей. В выигрыше будут те, кто производит недорогие товары, продукты питания с длительными сроками хранения или реализует их с хорошей скидкой. Хотя, к сожалению, перспектива роста внутреннего потребления тоже ограничена –  народ экономит. Остальные отрасли, по большому счету, будут зависеть от госзаказа либо других подобных импульсов. 

– Чиновники разных рангов наперебой говорят о необходимости наращивать экспорт и рисуют заманчивые перспективы освоения новых рынков, в то время как предприятия жалуются на отсутствие покупателей и не могут выйти на производственные мощности. На ваш взгляд, каковы реальные возможности Казахстана нарастить экспорт?

– Предприятия правы. Чиновников можно понять. С одной стороны, экспорт невозможен без наличия сбыта внутри страны, производственник в любом случае должен опираться на внутренние продажи, и лишь после этого переносить часть планов на внешний рынок. Поэтому, имея на руках хоть 10 идеальных сценариев по захвату соседнего рынка, реализовать их на практике без крепкого внутреннего тыла сложно. С другой стороны, идти на экспорт - одна из возможностей диверсификации продаж в сложной ситуации, поэтому бизнес туда настойчиво зовут. 

– На какие рынки страна действительно может выйти и занять свои ниши? Какие проблемы экспорта вы видите? С чем они связаны и как их можно решить?

– Я бы сказала так, неважно что, куда и на какой континент, главное, как дешево можно продать именно в нынешнее время – время падающего потребительского спроса. К сожалению, мы не имеем возможности "впихнуть" наш товар зарубежным странам, как это делают многие через экспорт вооружения, ГМО-семян либо проталкивание интересов национального бизнеса посредством выкупа долей в различных проектах – гипотетически, если Казахстан приобрел долю в перспективном месторождении или вошел в состав акционеров крупной торговой сети, это дало бы выход отечественным товарам вовне. Поэтому, условно, чтобы взломать чужой рынок и поставлять туда казахстанское оборудование, нужен вход в госзаказ, желательно гарантированно на продолжительное время, иначе для промышленной продукции игра не стоит свеч.  Если говорить об экспорте продуктов питания, то здесь я бы не стала широко позиционировать товар как органически выращенный либо экологически чистый. Это узкий сегмент рынка, рассчитанный разве что на платежеспособных европейцев или американцев, а везти туда отечественный товар мало кому под силу. Поэтому, на мой взгляд, ориентироваться следует на экспортные продажи недорогого продукта. Естественно, с соблюдением качественных характеристик. 

– В последнее время сотрудничество между Китаем и Казахстаном набирает обороты. Как вы оцениваете такое укрепление связей? Кто больше выигрывает в такой ситуации?

– Возможно, в образе инвестора в нефтяную отрасль Китай знаком Казахстану, но в плане взаимовыгодного торгового партнера – не совсем. Соседи всегда предпочитали брать минералы, металлы и химию. К сожалению, то, на что определенный казахстанский бизнес делает упор в последнее время, – продукты питания, сельскохозяйственная и животноводческая продукция – пока не дает больших прибылей (экспорт сократился с $121 млн до $106 млн в 2014-2015 годы). Тема сотрудничества с Китаем интересная. И, несмотря на регулярные встречи в высших кругах, торговля не всегда слушает политиков – товарооборот сокращается: $22 млрд в 2013 году, $17 млрд в 2014 году, $10 млрд в 2015 году – и тому есть разные объяснения. Наверное, следует понимать ситуацию в китайском духе – главное, не результат, а намерение.  Вообще, в глобальном плане по поводу мощи Китая растет много опасений. Одни боятся того, что Китай скупил Африку и Азию и на мир движется всекитайская экспансия, или того, что юань стал третьей валютой мира, для некоторых развитие Китая само по себе даже сместило проблему терроризма с повестки дня. Интересно, что в Китае к собственным успехам есть свое отношение, основанное на древних традициях, к примеру, государственным деятелям предписывается скрывать потенциал страны, не претендовать на лидерство, у чиновников принято доказывать свою правоту поступками, а не речами. Исторически, со времен Мао, запрещалось подгонять естественный ход экономических реформ. Вне обсуждений, Китай - сильный сосед, преимущества которого мы должны осознавать, понимать, возможно, даже изучать. Но нельзя его демонизировать, заставлять самих себя делать бессмысленный выбор. От инвестиций Китая в XXI веке зависит многое, как и Китай, в свое время зависел от инвестиций Запада в прошлом веке. 

– Как отразится укрепление партнерства с Китаем на отношениях Казахстана с Россией и странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС)?

– Каждая из стран - участниц ЕАЭС по праву строит двусторонние отношения с Китаем. Весь мир стремится строить отношения с этой страной, поскольку Китай – это в определенном смысле желанный инвестор. В какой-то степени страны ЕАЭС конкурируют за внимание Китая, и один из козырей, показываемых китайской стороне, - это большой евразийский рынок. Но я не думаю, что эта конкуренция сопровождается ревностью или завистью. Нормальный принцип взаимодействия Казахстана с Китаем, Китая с Россией, России с Казахстаном  – эгоизм-прагматизм. Безусловно, прагматизм китайских инвесторов тоже играет не последнюю роль.  Вообще, дружбу с Китаем в глобальном плане поддерживают по-разному. К примеру, США под призывом соединения торговли между Америкой и Азией учредили Транстихоокеанское партнерство, но без Китая. В свою очередь, Китай ответно инициировал альтернативные торговые переговоры в рамках АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), но без Америки. Что касается ЕАЭС, наверное, дружить против кого-то здесь не совсем уместно, и разумный консенсус будет найден.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.