Позвольте нам играть самостоятельно и мы друг друга разделим – Сарсенов

Председатель правления Нурбанка Эльдар Сарсенов считает, что к 2021 году в стране из 35 банков останется 25 игроков

13 мая 2016 года
    

В ближайшие пять лет банковский сектор Казахстана ждут перемены. На отечественном рынке произойдет консолидация игроков. Об этом в интервью LS заявил председатель правления Нурбанка Эльдар Сарсенов.

- В сентябре 2016 года начнется стресс-тестирование банков. Эльдар Рашитович, чего вы ожидаете от этого процесса?

- Стресс-тестирование для нас – это большой экзамен. Конечно, мы переживаем, но готовимся к данному процессу. Каждый месяц готовим отчеты, для нас это, условно говоря, ежемесячный диктант. А уже в сентябре будет экзамен.

Самое главное, на что будет обращать внимание Нацбанк, – уровень проблемных займов и работа в данном направлении. В нашем банке общий уровень неработающих кредитов не превышает 10%.

- А может есть смысл Нацбанку ослабить регулирование банков?

- Послабления со стороны регулятора уже были сделаны – это отсрочка внедрения норм Базеля III. Я думаю, что нового смягчения пока не нужно. Приведу в пример Канаду, которой, по моему мнению, удалось избежать финансового кризиса за счет жесткого регулирования. В то же время в тех странах, где гайки были не так жестко закручены, почувствовали влияние ипотечного кризиса.

Мы, финансовые организации, конечно, будем страдать от жесткого регулирования. Но если это поможет экономике страны, банкиры будут только за.

- Ожидаете ли вы консолидации между банковскими игроками?

- Консолидация в любом случае произойдет. Лично я за рыночное слияние игроков. Позвольте нам играть самим, и мы самостоятельно друг друга разделим.

Тем не менее законы экономики говорят, что чем меньше игроков на рынке, тем хуже условия для клиента. С другой стороны, два-три банка на весь Казахстан – это очень мало. Это в чистом виде монополизация.

При этом Нацбанк ведет политику консолидации игроков на рынке через внедрение Базеля III. Для того чтобы привлекать крупные объемы депозитов в будущем, банкам нужно будет наращивать собственный капитал, который является некой подушкой безопасности. Например, в случае банкротства государство не будет выкупать, приватизировать активы фининститута. И такие явления не будут вызывать сильные шоки на рынке. Кроме этого, любой банк является участником КФГД, при котором казахстанские вкладчики застрахованы на 10 млн тенге.

В целом думаю, что ближе к 2021 году в стране из 35 банков останется 25 игроков. Скорее всего объединяться или уходить будут маленькие и средние банки. Маленькие игроки не будут иметь никакие другие выгоды, кроме как объединиться.

- Какие еще могут произойти реформы в банковском секторе?

- Ужесточатся требования к отчетности и формированию провизий. Это повлечет за собой то, что многие банки будут вынуждены перейти в разряд микрокредитных организаций или выставить себя на продажу. Со своей стороны хочу сказать, что Нурбанк не выставляется на продажу и не ожидается консолидация с кем-то.

- В прошлом году сразу несколько иностранных банков ушли с казахстанского рынка. Как вы думаете, стоит ли ожидать ухода остальных иностранных игроков?

- У нас почти не осталось иностранных западных игроков, есть небольшие представительства китайских и пакистанских банков. Основные сильные иностранные банки – это российские.

Здесь мы можем наблюдать обратную ситуацию, мы видим наращивание портфелей. Не исключено, что возможен приход новых игроков из России. Ранее были слухи, что в Казахстан намерен прийти Тинькофф банк. Почему бы и нет?

Конечно, у нас есть опасения на этот счет, так как отечественный рынок небольшой. Кроме этого, с вступлением во Всемирную торговую организацию мы ожидали притока иностранных банков, но они пока особо не торопятся заходить. Посмотрим, как будет разворачиваться ситуация.

- Сейчас все финансовые организации сокращают расходы. Скажите, как вы снижаете траты?

- В прошлом году мы позволили себе провести 10%-ную оптимизацию сотрудников. Мы должны были подготовиться к 2016 году. Тогда он для нас был под большим знаком вопроса. Не было осознания того, чего ожидать, поэтому готовились к худшему. Именно поэтому нам пришлось прибегнуть к подобной нежелательной мере. Но это была разовая процедура. Также были сокращены внутренние расходы в административно-хозяйственном секторе, такие как издержки на командировки.

В этом году не будет сокращений отделений и сотрудников. Более того, мы намерены наращивать число отделений.

- Как вы считаете, стоит ли ждать возобновления роста потребительского кредитования?

- Сейчас сложно найти какую-то отдельную компанию или отрасль в экономике, которая бы показывала рост. В этом году абсолютно все ужимаются, особенно это будет наблюдаться в первом полугодии. Это, конечно, затрагивает и потребительское кредитование. Однако в отличие от ипотеки и автокредитования потребительские займы имеют маленький средний чек. И данные займы ориентированы на повседневные нужды, в особенности непредвиденные расходы, которые будут происходить у людей всегда – переезд, пополнение в семье, ремонт.

Тем не менее снижение спроса на потребкредиты будет прослеживаться. При этом во второй половине 2016 года мы ожидаем, что рост все-таки произойдет.

Для привлечения клиентов мы стараемся менять условия в лучшую сторону. Так, в апреле мы утвердили снижение ставки на 3% по залоговым и беззалоговым кредитам.

Мы сейчас живем в тяжелое экономическое время. Доля проблемных кредитов в банковском секторе Казахстана будет расти. О том, насколько вырастет, пока сказать не могу. Но мы бы хотели видеть цифру ноль.

- Как сейчас обстоят дела с тенговой ликвидностью на рынке?

- Ситуация значительно улучшилась, если мы сравним апрель 2016 года с декабрем 2015 года. Уже нет ставок на рынке репо свыше 50-100-200%. Сегодня они стабильно держатся на уровне 15%.

Самое главное сейчас то, что можно прогнозировать расходы. Мы не опасаемся, что ставки взлетят до 200% в следующем месяце. В конечном случае клиенту это выгодно.

- С какими финансовыми результатами вы планируете закрыть текущий год?

- Мы ожидаем, что текущий год будет сложным. Тем не менее есть надежда, что именно в 2016 году вся мировая экономика достигнет дна и уже в 2017 году покажет рост. В целом мы настроены оптимистично.

Если говорить о цифрах, то по итогам 2016 года намерены получить доход. Также, по нашим оценкам, ссудный портфель вырастет на 25%, депозитный – на 22%, а комиссионные доходы увеличатся на 30%.

- Планируете стать одним из крупных игроков и войти в первую десятку?

- Долгоиграющая цель банка – попасть в десятку крупных банков страны к 2020 году. Тем не менее я считаю, что размер не определяет доходность и эффективность финансовой организации. Наиболее важна устойчивость банка. А это в свою очередь определяется кредитным рейтингом.

Три слона устойчивости банка – финансовая отчетность, выполнение нормативов Нацбанка и подтверждение рейтингов от зарубежных агентств.

Четвертый фактор, который больше играет на эффективность банка – это его доходность. Можно быть на 15-м месте, 20-й позиции или быть на первом месте, но при этом иметь низкую доходность. 

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ФИНАНСОВЫЙ ЖУРНАЛ    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.