CFO Summit: фатальные ошибки ЕАЭС и возможный Kazakhexit

Также эксперты обсудили влияние санкций на Казахстан

1 марта 2019 года
    

Сможет ли Казахстан пережить торговые войны и антироссийские санкции? Таким вопросом в очередной раз задались на одной из панельных сессий CFO Summit 2019, передает LS

Основной упор на проблемы, которые возникают у Казахстана в период геополитических войн, сделал экономист Берлин Иришев. Для начала он сообщил, что еще пять лет назад прогнозировал Третью мировую войну как валютную, которая будет бескровной, но по последствиям приближенной ко Второй мировой. После этого он перешел к проблемам с поддержанием тенге и признался, что не понимает политики Нацбанка в этом вопросе.

"Необходимость защиты доллара и евро возникала после предыдущего большого кризиса. Но для этого Федеральная резервная система и Европейский центральный банк выбрали тактику защиты дешевых денег, потому что понимали, что это отразится на производстве. Национальный банк применяет обратную политику защиты – высокие ставки. Цель главного банка противоречит мировому тренду. Три-четыре года назад я писал статью, куда ведет кривая Нацбанка. Тренд – местный subprime. Очень опасная тенденция – признак зарождения кризиса в Казахстане. Самые опасные возникают в жилищном секторе", – объяснил свою точку зрения Иришев.

После того, как он высказал свою точку зрения, модератор Досым Сатпаев спросил у экономиста, ожидает ли он на примере Brexit своеобразного exit из Евразийского экономического союза. На это Иришев ответил, что вопрос надо ставить шире, и заметил, что интеграция – одно из лучших изобретений человека.

"Если мы вспомним, когда создавался ЕврАзЭС, то условия были благоприятные. Но они кардинальным образом поменялись, когда резко упала цена на нефть и начали вводиться санкции США. Здесь условия, когда надо было объявить форс-мажор и приостановить деятельность, чтобы сохранить интеграцию. Я тогда писал правительству и приводил доводы, что надо воздержаться (от интеграции – прим. LS). Эффект в трех "Ф": форс-мажор при запуске ЕАЭС; фальстарт, потому что время было неблагоприятное; фиаско, которое может наступить, потому что нет серьезных отработанных правовых баз. Многое происходит через договоренности. Благо нам повезло с руководителями, которые не ругаются между собой. Но в целом проблема сохраняется", – заметил экономист.

Также одной из ошибок Иришев назвал избрание Москвы столицей Союза. Он обратил внимание на то, что в ЕС штаб-квартира находится не в Берлине и Париже, а "в маленькой столице в маленьком государстве (Брюссель, столица Бельгии – прим. LS), которая защищает интересы малых стран".

"Когда 85% экономики сконцентрировано в России, то Запад рассматривает это как возрождение СССР. Что тормозит другие страны входить в Союз. И сейчас мы находимся в ситуации "спасти нельзя разрулить", где нужно поставить запятую", – заключил Иришев.

В отличие от него, экс-гендиректор Аналитического кредитного рейтингового агентства России Екатерина Трофимова высказала мнение, что в exit смысла нет. По ее мнению, влияние ЕАЭС на российскую и казахстанскую экономику не столь существенно и несет скорее фоновый характер. Поэтому вопроса выхода не напрашивается.

В свою очередь Сатпаев задал вопрос о влиянии торговых войн России с США и Евросоюзом на экономику Казахстана. На это Трофимова отшутилась, что она за "мир во всем мире". Но напомнила, что влияние идет на все страны.

"Торговые войны несут существенный риск и ведут к тренду большой локализации, а также нездорового популизма. С другой стороны, это создает определенные окошки возможности для индустрий. В России импортозамещение способствует точечному росту, но не решает проблемы экспорта. В Казахстане темпы роста экономики очевидно будут снижаться. Но ближайшие пару лет эти показатели в мире будут уменьшаться быстрее, чем в Казахстане. Возможно, есть предпосылки, что Казахстан на определенный промежуток времени будет опережать темпы роста ВВП в мире. Я думаю, что они будут приближаться к отметке 3-3,2% в течение двух-трех лет. Это существенный показатель. Казахстан – одна из немногих близлежащих экономик, которая смогла сохранить позитивные темпы роста ВВП, чего не удалось России, Азербайджану и другим", – заявила Трофимова.

Вернувшись к теме вопроса, спикер признала, что российская экономика в значительной степени находится под санкционным давлением.

"По моим примерным оценкам, предприятия под прямым влиянием санкций составляют 20-23%. Однако финансовый сектор уже адаптировался. С другой стороны, косвенное влияние санкций на казахстанскую экономику через российскую экономику есть", – ответила она.

Между тем Сатпаев обратился к главе Visor Kazakhstan Айдану Карибжанову с вопросом о том, как новое старое правительство страны должно реагировать на торговые войны.

"Кому-то задают вопрос про мировой кризис, кому-то про ЕАЭС, а мне про правительство", – шутливо посетовал спикер.

Карибжанов отметил, что Казахстан следит за санкциями из зарубежных новостей, что снижает возможности прогнозирования.

"Я недавно в Москве был, там выступал британский политолог с прицелом на профессиональных инвесторов. По его словам, санкции – это сложная вещь, но не смертельная для российской экономики. Есть сектора, как энергетический, где есть санкции в виде запрета на новые проекты в Арктике. Но они не ограничивают возможности по экспорту нефти. То есть санкции достаточно избирательны. При этом там, где в России не могут инвесторы разобраться, тут, в Астане, за тысячи километров разобраться еще сложнее", – пояснил спикер.

Он добавил, что в Казахстане уязвимыми являются два сектора – энергетический и финансовый. При этом в нефтегазовой сфере имеется страховка за счет присутствия американских компаний. А в финсекторе риск возникает при работе с компаниями из санкционного списка.

"Казахстанским банкам надо обратить внимание на это. Пока санкции по Казахстану проходят по касательной. Проблемой для Казахстана является неспособность к реальным изменениям, которые наблюдаем. А санкции, изменения в правительстве, финансовые центры – белый шум", – философски заметил Карибжанов.

Тогда модератор решил узнать у спикера мнение о влиянии Китая на Казахстан, а также долговой зависимости перед Поднебесной, на что также получил философский ответ.

"Китай – главный партнер для 90% стран в мире. Надо справиться с этим, пережить ксенофобию. Проблема долговой зависимости не с тем, кто дает, а с тем, кто берет деньги в долг. Если с толком использовать китайские деньги, не воровать – можно многого добиться. Если китайские деньги нужны, чтобы украсть половину и создать ненужное, то это проблема", – заключил он.

Следите за нашим Telegram - каналом, чтобы не пропустить самое актуальное
Комментарии отключены!
Вы можете оставить комментарий и увидеть мнения наших читателей на странице в facebook.
Подпишись прямо сейчас
Подписка на самые интересные новости из мира бизнеса
Подписаться
© Все права защищены - LS — ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО    Условия использования материалов
Наше издание предоставляет возможность всем участникам рынка высказать свое мнение по процессам, происходящим, как в экономике, так и на финансовом рынке.